четверг, 19 апреля 2018 г.

Храмовый комплекс на Соколовой горе (из истории)

История России неотделима от православной веры, а православная вера неотделима от храма. Издревле церковь была украшением каждого города и села. Присутствие храма, часовни или хотя бы креста служило свидетельством того, что данная местность населена православными людьми. Храм – это «дом Господень»», «земное небо», «дом молитвы». Вся жизнь христианина от рождения (крещение – духовное рождение) до смерти (отпевание – проводы в жизнь вечную) связана с храмом. Истинный христианин с радостью и печалью, с бедой и надеждой всегда спешит в храм. Там человек вступает в общение с богом, обращается к нему с молитвой.
 История русского православного храма начинается с 988 г., когда киевский князь Владимир принял решение крестить Русь. Сначала строились деревянные церкви, затем началось каменное строительство. До 1917 года в Росси было тысячи храмов. Среди них мотни настоящих шедевров: Троице-Сергиева лавра, собор Василия Блаженного, Храм Христа Спасителя, Казанский собор, храм Спаса на Крови и другие…. 
 По данным «Тверского Епархиального Статистического Сборника» в 1901 году на территории Весьегонского уезда было 111 церквей, включая сюда два собора и два монастыря, Антониев и «Камень», и 200 часовен. 
По данным Тверской и Кашинской епархии в настоящее время в Весьегонском районе (Весьегонское благочиние) имеются 7 действующих храмов, а также 5 действующих часовен. В районе также располагаются 9 недействующих храмов и 2 недействующих часовни, 1 храм утрачен частично, 1 храм утрачен полностью. В то же время в списке объектов культурного наследия по Весьегонскому району насчитывается 17 памятников архитектуры и градостроительства, среди которых все 17 объектов (в т.ч. ансамблей) являются памятниками церковной архитектуры, в т.ч. 1 памятник федерального значения – Введенская церковь в бывшем населенном пункте Чуриково.

Фото комплекса с северной стороны города

В юго-восточной части «старого» Весьегонска, на Соколовой горе, самой возвышенной части города, на высоте 14 м, - в разные годы был построен храмовый комплекс. Он состоял из Троицкой и Казанской церквей, колокольни, часовни благоверного князя Александра Невского. При создании Рыбинского водохранилища большая часть города была затоплена, а перед этим деревянные дома были разобраны и перевезены на более высокое место, кирпичные - разрушены, вырублен городской сад и все зеленые насаждения. Оказались так же разрушены и весьегонские храмы: Богоявленский собор, церковь Кирика и Иулитты, часовни. Сохранился только частично Троице-Казанский комплекс. Давайте еще раз внимательно посмотрим каким он был, познакомимся с его историей.
Фото комплекса с южной стороны города

Троицкая церковь

В 1776 году недалеко от каменного Богоявленского собора на средства прихожан была построена деревянная церковь св. Троицы и пророка Ильи.Через год, в 1777 году, после очередной сильной водополицы, эта новая церковь была перенесена на другое, высокое место – Соколову гору, туда же перевели и старое кладбище. 
В конце 18 – начале 19 вв., а точнее в 1811 году, рядом с деревянным Троицким храмом была построена кирпичная Казанская церковь. В 1858 году хотели расширить трапезную, но вместо этого построили кирпичную Троицкую церковь (1868), тогда же, очевидно, разобрали и старую деревянную. Церковь была четырехугольная, одноэтажная.
Ее размеры: высота - 3 сажени; длина -14; ширина – 8. Кровля железная, шатровая на 2 ската. На этой церкви была одна небольшая глава (купол), обшитая железом и окрашенная масляной краской с железным крестом. В храме были деревянные полы и две двойные деревянные двери без украшений и надписей, на простых петлях. Паперть располагалась с западной стороны. Предположительно, что эта церковь была построена по образцам проектов архитектора К.А. Тона в псевдорусском стиле.
В советское время Троицкая церковь была закрыта. В 1933-50 годы в ней размещался кинотеатр, а затем в 1955 г. в него (из здания Казанской церкви) переехал районный архив. В 1960-е гг. обрушилась часть балок потолка. В 1970-е был произведен ремонт здания: для поддержания потолка были возведены массивные столбы-опоры. После ремонта архив вернулся на прежнее место, а в алтарной части обосновалась машиносчетная станция. 

Казанская церковь 
Еще раз повторюсь, что в конце 18 – начале 19 вв. рядом с деревянным Троицким храмом была построена кирпичная Казанская церковь. Она была кирпичная, отштукатуренная, сочетала (построена в стиле) формы раннего классицизма и традиционного барокко. Двусветный четверик с крупной прямоугольной аспидой. Храм некогда был пятиглавым. Сначала в 1792-93 гг. была сооружена трапезная, а полностью строительство храма завершилось в 1811 году. Храмосоздатель и главный мастер, строивший церковь, неизвестен. Церковь была четырехугольная, одноэтажная.

Ее размеры: высота - 5,5 сажени; длина -17; ширина – 5. Кровля железная, шатровая на 4 ската. На церкви 5 глав (1- посередине, 4- по углам), крыты белой жестью. Кресты на главах деревянные, обложены с боков жестью. Полы в казанской церкви, как и в Троицкой, тоже были деревянные. Две двойные двери: наружная дверь железная без украшений, внутренняя деревянная на простых железных петлях. Паперть располагалась с западной стороны.

Отдельно стоящую колокольню возвели в 1813 году, а затем ее соединили с трапезной, разобрав западную стену казанской церкви. Колокольня была кирпичная, четырехугольная, трехъярусная с высоким шпилем (сейчас полностью сохранился лишь только нижний ярус). Колоколов на ней было 6 штук. На большом была сделана следующая надпись: «Сей колокол перелит усердием доброхотных дателей 1862 года февраля 5 дня в Ярославле мастером Черышниковым, весу 106 пуд». На втором колоколе: «Лил г. Елабуги купец Димитрий Шишкин».


В советское время церковь была закрыта. В 1935 году с колокольни был сброшен большой колокол, а в 1938-1939 гг. в помещении (от колокольни до главного здания церкви с куполами) размещался городской физкультурный зал. В связи с переносом города и созданием Рыбинского водохранилища в Казанской церкви был устроен архив. После окончания войны (в 50-е годы) в здании Казанской церкви расположилась электростанция, а на колокольне - пожарная каланча. В 1960-е гг. два верхних яруса колокольни были разобраны, и церковь совсем потеряла свой культовый вид.
Часовня
В ограде Троице-Казанского комплекса в память события 4 апреля 1866 года (очевидно, в честь начала работы Весьегонской земской уездной управы, а может быть, в память избавления Александра II от покушения Каракозова) была построена часовня благоверного князя Александра Невского. Она была каменная, отштукатуренная. Сохранился только один ее снимок. В советское время (в 30-годы ХХ века) она использовалась под керосиновую лавку. В 1940-41 гг. была разобрана. 
Литература 
1. Купцов Б.Ф. Весьёгонск : Вехи истории : [В 2 кн.] / Борис Купцов. — Тверь: Тверское областное книжно-журнальное изд-во, 1997. — Кн. 1. — 320 с.
2. Ларин Г.А. Весьегония : словарь-справ. / Геннадий Ларин. — М.: ИД «Ключ-С», 2010. — 450 с.
3. Храмы Весьегонского района / сост. Б. Купцов, А. Кондрашов. — Тверь : ООО «Издательство «Триада», 2004. — 72 с. : ил.

вторник, 17 апреля 2018 г.

Школа: 1962-1972. Моим одноклассникам посвящается


Никуда не деться, годы не вернуть,
Покидает детство всех когда-нибудь.
…………….
Парта школьная мне снится и задачника страница,
Помню всех учителей до одного.
И кричит о чем-то звонко конопатая девчонка,
Из безоблачного детства моего
К написанию этих воспоминаний меня «подвиг» внук. Каждый раз, приезжая к нам, он просил меня рассказать истории из моего детства, почему-то они ему очень нравились. В 2016 году я написала отдельные рассказики, использовав их как историю нашей семьи, не только для Ярослава, но и для тех, с кем это раннее дошкольное детство до школы прошло, ну, и для своих сыновей. Подругам, Ире Поповой и Свете Андриановой понравилось мое «творчество», а поскольку они были и моими одноклассницами, то предложили продолжить написать что-то о школе. Прошел год, и вот… получилось очень субъективно, с отступлениями, но, наверное, так и должно быть.

1 класс (1962-1963)

Идти первый раз в школу очень страшно, интересно и волнительно! 
Пересмотрены и перечитаны все учебники, не один раз примерена форма, проверен портфель. Школьная форма была у всех одинаковой: у девочек коричневые платьица с белыми воротничками и манжетами, черный фартук, нарукавники, белый фартук и белые банты в косичках – на праздничные мероприятия. У мальчиков – серый школьный костюм с ремнем, белыми воротничками и фуражка. Правда, фуражки, как мне сказали, были не у всех.
Думаю, что и ночь перед первым походом в школу была бессонной… Казалось, что школа – это какой-то небоскреб, высокое здание, а это просто для нас было то время, «когда деревья были большими». У здания школы - «море» школьников, цветов. Школу нашу называли «Белая», она и правда была красивая, двухэтажная, под окнами – кусты акации, рядом - известный всем кинотеатр «Родина» и парк с памятником Ленину. 
Мы прошли в класс с табличкой 1-А, нас рассадили за черные парты с хлопающими крышками. Из детского сада моих подружек не было! Зато была Света Адрианова, с которой мы жили рядом. Почти ничего не помню на первом уроке, только толпу родителей возле двери и то, что очень понравилась Августа Андреевна, сразу стало спокойно и радостно! Августа Андреевна просила нас поднять руку и сказать, кто какие буквы знает. Я умела хорошо читать, и на этот вопрос совсем не знала, как ответить, какую букву назвать. Мы поднялись на 2 этаж, нас выстроили в коридоре, и было нас, первоклашек, не меньше сотни. Нас приветствовали одиннадцатиклассники, впрочем, в тот год выпускниками были и десятиклассники, и все они они казались совсем взрослыми. 
Прозвенел наш первый звонок. Из школы мы бежали со Светой впереди наших мам, и так радовались, что завтра опять пойдем в школу!
Я до сих пор помню всех своих одноклассников и постараюсь описать важные школьные события, участницей которых была сама. Конечно, это будет очень субъективно, и я не стану писать о тех, с кем не общалась близко, и про кого мало что знаю. Одноклассники – это самые близкие люди, с которыми росли, взрослели, переживали друг за друга, ну, и не обходилось без обид, насмешек, конечно.
Пролетели годы, а школа не забывается! Оказалось, что у нас был очень хороший класс, все стали достойными людьми, ну, так уж нас воспитывали. Да, на нашу долю не выпало войн, но и 90-е годы, когда рушилась страна, изменился образ жизни, к которому нас готовили, а непререкаемые ценности превращались в ничто. Эти годы дались нам совсем нелегко, по – сути, мы пережили ту же революцию. Очень подробно эти годы описывает Полина Ребенина в книге «Лихолетье», переплетая описание судеб страны, своей и весьегонских родственников. До сих пор не укладывается в голове, что именно нашим детям, 76-77 года рождения, пришлось воевать в Чечне! Я всегда представляю своих учеников, ровесников своего старшего сына, которым пришлось воевать в 94 году, получать ранения и погибать непонятно за что!

Итак, список 1-А класса, 1 сентября 1962 года

1.Антонов Евгений
21. Казаченко Лариса
2.Андрианова Светлана
22. Кармолин Владимир
3.Анисимов Алексей
23. Ковалев Николай
4.Алескерова Зоя
24. Козлова Ирина
5.Белова Антонина
25. Комаровская Галина
6.Белякова Валентина
26. Коровин Владимир
7. Бодин Вячеслав
27.Кузнецов Михаил
8.Буров Алексей
28. Николаев Владимир
9.Бурмистров Владимир
29. Половинкина Татьяна
10.Бурмистрова Татьяна
30. Попова Ирина ( Ира пришла в октябре 1962 года)
11.Вершинин Владимир
31. Раков Александр
12.Глажеева Татьяна
32. Румянцева Маргарита
13.Гусев Александр
33. Смирнов Алексей
14.Гулевич Валентина
34. Смирнов Николай
15.Ермошин Александр
35. Соловьева Нина
16.Емельянов Николай
36. Старостина Лидия
17.Емельянова Тамара
37. Спирин Сергей
18.Захарова Лариса
38.Фомина Любовь
19.Илюхина Галина
39.Шерстнев Александр
20. Ирошникова Светлана


Валя Гулевич помнит, что в первом классе с нами учились Русскова Люда и Угрюмова Зоя, а я – не помню.
Получилось так, что 1-А и 1-Б остались в основном здании школы, а 1-В отправили учиться в Дельскую школу. Так что все мои «детсадовцы» учились в другом месте. За это, или по какой другой причине, они нас, «ашек» и «бэшек», подкарауливали «доковской бандой», и «гоняли». Приходилось убегать с тяжелым портфелем. Однажды, наверное, от того, что при беге пришлось им сильно махать, оторвалась ручка. Портфель упал. И убежать я уже никуда не смогла. Подумалось, ну все, сейчас меня догонят и побьют. Подбежали Вовка Мазиков и Генка Грибков, взяли мой портфель и проводили меня домой. Смысл разговора у нас был такой: я спросила, чего вы нас «гоняете»? Ну, раз вы сами первые убегаете, то мы и бежим за вами. Больше мы от них никогда не бегали.
Через полгода учебы, стало ясно, кто из нас «впереди», а кто «отстает». Августа Андреевна «прикрепила» меня к Тоне Беловой, и мы с ней вместе учили уроки, то у меня дома, то у нее, а то сидели после уроков. Мы не стали с Тоней подружками, жили мы далеко друг от друга, но отношения добрые у нас остались до конца Тониной жизни, а жизнь у нее с детства была не из легких. Она стала хорошей медсестрой, работала и в больнице и в детском саду.
Августа Андреевна пересаживала нас очень часто, поэтому я просто и не помню, с кем я сидела в первом классе за одной партой, с Тоней, какое-то время, точно, с Сашей Шерстневым и с Вовой Коровиным тоже.
В октябре мы переехали в другую квартиру. В соседнем доме, окна которого смотрели на наш двор, жила моя подружка и одноклассница Ира Попова с мамой, тетей Шурой, и старшим братом Павликом. Наши окна были прямо напротив, и мы частенько с Ирой « премахивались», чтобы собираться в школу или погулять. Знаками объяснялись, что заболели, и в школу не идем. Не обходилось, конечно, и без ссор и глупых обид, но мирились мы быстро. Вспоминаю, как однажды, в первом классе, мы учили уроки у Иры, учились писать букву «б». Расхохотались так, что было не остановиться, наверное, буквы получались смешные, вкривь и вкось, и по размеру разные. Было трудно, писали – то мы тогда тоненькими перышками и носили с собой чернильницы – непроливашки. Только как раз пришла с работы совершенно уставшая тетя Шура, и заставила нас все переписывать, тут уже стало не до смеха.
В то время были такие предметы, как чистописание, арифметика, которых уже давно нет в школьной программе, в табель выставлялись оценки за внимание на уроках и поведение. Можно было запросто остаться на второй год, но мы до 4 класса держались полным коллективом, за исключением единиц, выбывших из нашего класса по другим причинам. Заслуга в этом, конечно, нашей Августы Андреевны.
Где-то в середине учебного года серьезно заболел Миша Кузнецов. Родители Миши очень о нем заботились, жили они на улице Коммунистической в двухэтажном доме. Никому и в голову не приходило, что Миша болен очень серьезно, что в школу он не вернется и до конца жизни умненький мальчик останется глубоким инвалидом. А Августа Андреевна установила «график», по которому мы навещали Мишу. Ходили мы к нему с удовольствием, Мишина мама встречала нас с радостью и всегда чем-то угощала.
В первом же полугодии, из-за смены места жительства, из класса выбыла и Зоя Алексерова.
Очень часто к нам в класс приходили пятиклассники - «вожатые», я их помню почти всех, выпускники Августы Андреевны: Галя Русакова, Лена Шадрикова, Люся Борина, Валя Илюхина. Сейчас понимаю, что ей трудно было к нам, «неумехам», привыкать, да и бывшие ученики с удовольствием общались с любимой учительницей.
Уроки физкультуры у нас проходили на 2 этаже в актовом зале, с Галиной Александровной Соколовой. Там же организовывались праздники и Новогодняя елка. Пение у нас вела Муза Ивановна Петухова. Она играла на скрипке очень пронзительно, стучала смычком по столу, требуя внимания. Особенно запомнилось мне выписывание в нотной тетради скрипичного ключа и нот. И очень заунывная песня « Осень – непогодушка…» так жалко было старого скворушку, так заунывно плакала «Музываннина» скрипка, что на глаза наворачивались слезы.
Новогодняя елка в 1 классе:
Лариса Казаченко, я, Валя Гулевич и Нина Соловьева – смешные «снежинки» или «снегурочки».
На переменах было очень шумно, школа была переполнена, в классах было по 35 -40 учеников, 4 параллели. Старшеклассники привлекались для строительства пристроек к основному зданию и зданию Дельской школы. Директором в то время был Седов Иван Михайлович. В нынешней Весьегонской школе сохранились его очень подробные воспоминания о строительстве и развитии школы №1, об учителях и главных событиях.
Отдельная «песня» о школьном буфете. Нам, первоклашкам, во время перемен туда было просто не попасть! Очередь за жареными пирожками с повидлом, за 5 копеек, котлеткой с черным хлебом, песочным кольцом или пряником в виде голубка с глазурью, была очень условной, можно было всю перемену простоять у входа. Мне почти никогда не давали деньги на «буфетную еду»: во-первых, чтобы не стояла в очереди, во- вторых, чтобы не портила желудок сухомяткой. Наверное, правильно…
Весной мы провожали выпускников. Проходило это не во дворе школы, а снова в узком коридоре второго этажа. Мы были в белых фартуках, с белыми лентами и октябрятскими значками. Уже не помню, кого из наших первоклашек усаживали на плечо и давали в руки колокольчик для выполнения ритуала « последнего звонка», точно из 1-б. Кстати, о звонке: техслужащая тетя Маруся Рудакова была уполномочена извещать о конце и начале урока. Она проходила по первому и второму этажу, держала в руках большущий колокольчик и загоняла всех в классы. Ее боялись…
За хорошую мою учебу в 1 классе, Августа Андреевна вынесла благодарность моим родителям, выдала нам табеля с итоговыми оценками, изготовленные на простом тетрадном листочке, сложенном пополам, и с записью «переведена во 2 класс». Нас « распустили» на каникулы на все лето! Память не сохранила каких – то значимых событий лета 63 года, значит все было обычным: игры на Сенопункте, речка, т.е. водохранилище с «Пингвинной пристанью», выезды к бабушке в деревню, чтение книг «запоем».

2 - 3 классы (1963-1965)
Проблемы директора школы нас не волновали совсем, а тем временем, назрела острая необходимость увеличения количества помещений в школе. Целое лето старшеклассники проходили практику на строительстве пристройки к Дельской школе, и все-таки, к 1 сентября не успели. И получили мы очень неприятный сюрприз: нас тоже перевели в Дельскую школу, да еще объявили, что весь сентябрь мы будем учиться в 3 смену, т.е. с 16 часов! К октябрю пристройка была сдана и мы получили свой 2-а. Класс показался сырой, темный и очень холодный, да и учились мы во вторую смену второй и третий класс. Начались болезни, причем болели не только мы, но и Августа Андреевна. Однажды мы, почти всем классом, пошли ее навестить. Это был настоящий поход: Августа Андреевна жила в старой части города, на Тверской. Пока шли большой ватагой, развеселились так, что и дома у Августы Андреевны не могли угомониться. Принесли ей конфет и печенья. Помню, что она лежала в постели, в углу большой комнаты, с завязанным горлом. Печенье и конфеты она скормила нам и очень тактично выставила разбаловавшихся мальчишек.
Августу Андреевну приходили заменять другие учителя. Не знаю, как другие, но я их не воспринимала так, как нужно, а с нетерпением ждала Августу Андреевну. 
В октябре мы всем классом ходили фотографироваться на общее фото. Фотография очень хорошая, хотя нескольких одноклассников на ней нет. Вот мы какие, совсем маленькие!
В Дельскую школу приходилось ходить не по главной улице, а по маленьким улочкам минут 40, а то и больше. Труднее приходилось «доковским» ребятишкам, но они всегда ходили довольно большими и шумными группами. Зимой приходилось возвращаться затемно. Однажды зимой, или поздней осенью случилась гололедица. Недалеко от железнодорожного моста, чтобы не упасть, мы и с Ирой Поповой съехали с пригорка на портфелях. Нам так это понравилось, что мы забыли и про дом, и про то, что уже поздно и нас ждут, съезжали с этого пригорка снова и снова. Я явилась домой с совершенно мокрыми рукавами и подолом намного позже положенного, оказывается, нас уже пошли искать.
Чтение книг и посещение Дома пионеров было любимым занятием. В детской библиотеке мне очень нравилась Антонина Михайловна Гришина, она всегда предлагала хорошие книги, а иногда разрешала подойти к полкам и поискать то, что было интересно, а это разрешалось не всем. Иногда бывала и в читальном зале, а там всегда были самые интересные книжки!
Конечно, учиться было совсем нелегко, меня, например, «доставала» таблица умножения» и чистописание. Августа Андреевна была ну уж такая строгая, не дай бог сделать перышком помарку, о пятерке и думать было нечего. И все же, больше всего я любила уроки русского языка, меньше – чтения. Я не любила слушать, как некоторые читают по слогам, да и ведение «читательского дневника из-под палки» почему-то не приносило никакой радости., тем более, пересказ какого – либо рассказа. Вот стихи, выученные наизусть, было слушать интересно. Хотя иногда в классе раздавался дружный хохот: Нина Соловьева, пытаясь показать свою эрудицию, выдавала перлы, вроде «Новые автобусы (или троллейбусы) ездят по аллеям парка», «Впереди ехала походная печка», вместо кухня в рассказе « Соловушка». Когда Нину вызывали к доске, все уже ждали, что она скажет что-нибудь смешное. А чего смеялись, разве сами мы много знали и видели эти походные кухни, аллеи и троллейбусы? Позже, уже классе в 5-6, Нина Григорьевна, наш классный руководитель, прикрикнула на Нину: «Что ты улыбаешься, как майская роза?», и с тех пор мальчишки Нину звали «Майка». Позже, уже классе в 7, мы втроем: я, Ира Попова и Нина Соловьева дружили, частенько были у Нины дома. Нина - очень интересный человек, но какая-то « нелепая». Если мы с Ирой перепрыгивали через канаву с талой водой, то Нина обязательно в эту канаву падала. А вот зачем мы прыгали через эту канаву, вопрос другой…
Во втором классе нас покинула Света Ирошникова, папа у нее был врач, в Весьегонске была очень известной семья докторов Ирошниковых. Ирошниковы переехали или в Калинин или в Торжок, просто не помню.
У Вовы Коровина умерла мама, и его забрали родственники, зато в третьем классе у нас появился второгодник Толя Буров, все его звали «Толябуля», был он очень смешной. Поучился он у нас один год и снова остался доучиваться в 3 классе. Ушел из класса Вова Вершинин, его забрала к себе старшая сестра.
В третьем классе нас принимали в пионеры. Осенью, к 7 ноября только тех, кому исполнилось 10 лет, остальных - 22 апреля, в день рождения Ленина. Я очень завидовала своей подружке Ире! Ведь Ира ходила в школу с красивым пионерским галстуком, а я – с октябрятским значком - до весны. Галстуки гладились ежедневно, были они атласные или шелковые, кроме того, обязательной была и пионерская форма: белая блузка, темная юбка , пионерский галстук и красная пилотка. У меня был шелковый галстук, черная юбка на резинке, белая рубашка. Спортивные костюмы, или трико, были такие тонкие, что коленки на них быстро вытягивались, да и покупали нам одежду зачастую на вырост.

Это не спортивный зал, а рекреация деревянного здания Дельской школы. Галина Александровна фотографировала нас для какой-то школьной стенгазеты. Впереди Витя Ершов и Коля Селин. На этот снимок попали Наташа Малова, Рита Румянцева, я, Ида Фофанова, Ира Козлова, Наташа Морохова.

Соревнования на берегу водохранилища: Света Андрианова – 3а, Ида Фофанова – 3б! За Светой – я, Таня Глажеева, Ира Попова и Галя Илюхина. Справа – «вэшки» - Гена Грибков, Марина Котина, Валя Смирнова, Валя Юрина.
Подсчет результатов. На переднем плане Наташа Морохова, Гена Грибков.
Третий класс не оставил особых впечатлений, кроме приема в пионеры и длительного лежания в больнице. Очередная ангина дала какое-то осложнение, пришлось серьезно лечиться. Но и в больнице было интересно. Детскими врачами в то время была Киршина и Сурина. Каждый день в палату приходила Лидия Павловна Никушина и брала на анализ кровь у больных. Мне было интересно наблюдать за ее работой: трубочки, стеклышки - и я решила, что когда вырасту, буду врачом. Конечно, это лежание в больнице очень ухудшило мои показатели в учебе, в 3 классе появилось много четверок. Августа Андреевна оставляла меня после уроков, я ходила в школу на каникулах, меня «воспитывала» мама. В общем, «достали»!

4 класс (1965-1966)
В 4 класс мы пошли в первую смену. Для меня вставать рано не составляло никакой проблемы. Я всегда просыпалась еще до «гимна», т.е. до 6 часов утра, потихоньку уходила на кухню, забиралась на теплую печку, читала, рисовала или шила куклам платья. Я очень любила это время, пока все спали и никто мне не мешал. Зато вечером могла уснуть и 8 вечера, особенно , когда зимой намерзнешься в школе и на улице. 
В середине года в наш класс пришла Тамара Калятина и стала нашей одноклассницей до окончания школы.
В 4 классе я старалась учиться, но не на весь потенциал: и лень была, и другие интересы отвлекали. Вообще –то я была общительной девочкой, ходила в танцевальный , кукольный и рисовальный кружки Дома пионеров. Танцевальный вели Вера Егоровна Белова и Надежда Ивановна Ильина, а кукольный и рисовальный – Нина Васильевна Верхоланцева. Под ее руководством мы учились делать куклы из папье-маше и ставили спектакли, в основном по умным сказкам Андерсена. С танцами мы ездили в сельские клубы, народу в клуб набивалось много. А возили нас в кузове, на грузовой машине!!! Было немного страшно, однажды нам на дорогу вышел лось, постоял, посмотрел на нас и спокойно ушел в лес. В Егнах выступали с индийским танцем. На нас были сари персикового цвета и такие же шаровары, а Надежда Ивановна рисовала нам на лбу темное пятно. Хотелось посещать еще и драматический кружок, но мне и так доставалось по первое число от мамы за столь высокую активность. Чтобы уменьшить претензии, приходилось стараться в учебе. Четвертый класс я окончила без четверок.
Отличницы с «Доски Почета». И галстук поправить было некому!
Вместо традиционных перьевых ручек появились авторучки, но нам ими писать не разрешалось. Как-то Августа Андреевна вдруг сказала, что разрешает мне писать авторучкой. Ну, не только мне, еще Жене Антонову, Ире Козловой, наверное еще кому-то. Папа дал мне свою авторучку с капельным насосиком и голубые чернила. Я писала этой авторучкой, а Августа Андреевна стояла «над душой» и наблюдала писанину, вздыхая и приговаривая, что ей это совсем не нравится. Но! куда денешься от прогресса, к 5 классу авторучками должны были пользоваться все. Совсем близко было еще одно новшество - шариковые ручки. Письмо шариковой ручкой очень отличалось от классического - тонким перышком, не было красивого нажима. Хотя стало намного легче: ушли в прошлое чернильницы – непроливашки и грязные чернильные пальцы, перестала болеть мозоль на правом среднем пальце. В наше время учитель терпеливо заставлял нас правильно держать ручку, так, чтобы кончик ручки или карандаша был направлен в правое плечо. Я не помню, чтобы кто-то из моих одноклассников писал левой рукой, хотя подозреваю, что сама не полностью «правша». Очень часто замечаю, что чашка с чаем находится в левой руке, нитку в иголку вдеваю тоже левой рукой. В порядке отступления: вспоминается первый урок математики в 5-В классе в 96 году. Захожу в класс, в классе 20 учеников, начали писать в тетрадях. Смотрю на ребятишек и понимаю, что-то не то… 9 человек пишут левой… «Алиса в Зазеркалье»
Нам с Женей Антоновым приходилось выполнять много поручений, мы были в редколлегии нашего класса, рисовали стенгазеты и различные «Уголки». Председателем совета нашего отряда была, по-моему, Ира Козлова, я как-то была звеньевой, звеньевой была и Галя Илюхина. Других «портфелей» не запомнилось, хотя были у нас еще «физорги», «культмассовый сектор», «санитары». Санитары следили, чтобы руки были чистые и ногти подстрижены. Частенько приходила к нам школьная медсестра Тамара Матвеевна Грачева, проверяла наши головенки или делала нам «пирке». В обязательном порядке в начале учебного года детскими врачами проводился медицинский осмотр всех школьников, а зубные врачи лечили наши зубки. И это очень правильно!!!
Подходило время прощания с Августой Андреевной, Дельской школой. Я думала об этом с ужасом, и после выезда всем классом в Дарвинский заповедник на пароходе «МО-45», получения Табеля с пятерками, Почетной грамоты, и фото на память , рыдала дома с неделю.

Прощальное фото в конце мая

В нашей школе завершились работы на пристройке к основному зданию школы и спортивного зала к Дельской школе, именно в новом спортзале выполнена эта фотография .
После окончания 4 класса от нас ушли Таня Бурмистрова, она уехала к бабушке в Москву и Сережа Спирин. Сережа стал жить у дяди, в Кременчуге, по-моему. Лет 5 назад встретила Сережку в коридоре здания , где сейчас работаю, а это бывшее здание нашей школы. Я его узнала, поздоровалась, заговорили, чувствую, что меня не помнит. Спросила, помнишь Ларису Захарову? Отвечает: «Нет, а ты что, ее дочь?» Польстил, конечно, но разговор продолжать не имело смысла...
На последнем родительском собрании Августа Андреевна ознакомила наших родителей с предварительным распределением учителей в наш 5-а: классным руководителем и учителем математики у нас должна была быть Нина Николаевна Антонова, Женина мама, а русского языка – завуч школы Кузнецова Анна Васильевна, Но! Все получилось иначе…
Августа Андреевна и сейчас жива, она живет у дочери в Твери, ей 88 лет! При случае я всегда передаю ей привет и пожелания здоровья. Мы с ней виделись году в 80, на автобусной остановке около школы. Уже в то время она жила в Твери и приехала в Весьегонск навестить родственников. Мне показалось, что она ничуть не изменилась. Мы вспоминали наших ребят, Августа Андреевна , конечно же, всех нас помнила. После нас у нее был лишь один выпуск. В начальной школе в семидесятых годах вместо четырехлетнего ввели трехлетнее обучение и 3 учителя попали под сокращение. Августе Андреевне предложили вести русский язык в 4 классах, но она посчитала это для себя обидным и ушла. Ушла в Барановскую начальную школу на замену. Совершенно зря!

5 - 6 класс. ( 1966-1968)
30 августа мы пришли в школу, чтобы познакомиться со своим местом обучения, классным руководителем и учителями.Вот тогда-то и наступило для меня полное разочарование! Все обещанные нам учителя оказались в 5 –б, и разместились «бэшки» на втором этаже в теплом помещении, а для нас, на долгие 4 года, местом пребывания стал угловой холодный класс новой, никем не обжитой, пристройки на 1 этаже. Окна в нем располагались высоко, для меня, в то время очень маленькой, подоконник находился почти на уровне шеи, на окнах висели черные шторы. Хуже нельзя было придумать: в этом помещении находился «кинокласс», и частенько нам приходилось целыми днями бродить по школе, перетаскивая свои школьные пожитки из кабинета в кабинет, и рассаживаясь, как попало.
В класс вошла наша классная руководительница – Егорова Нина Григорьевна, учитель русского языка и литературы. Честно признаюсь, я была в полном ужасе. После Августы Андреевны она мне показалась просто огромной и старой. Мне даже не хотелось слушать, что она говорит. Это был ужас номер один. Нина Григорьевна провела перекличку, как бы знакомясь со своими подопечными, и мы увидели, что в нашем списке 5 второгодников: Коля Орехов, Коля Лазарев, доковская «шпана», Леша Родионов, Вьюношев Толя и Толя Козлов. Это был ужас номер два, потому что в классе на уроках был полный «бедлам», а про перемены и говорить нечего. Третий ужас – это то, что Нина Григорьевна посадила меня за предпоследнюю ( шестую по счету) парту с Толей Вьюношевым на третьем ряду. Половину того, что говорилось на уроках, я просто не слышала из-за постоянного шума в классе . У Нины Григорьевны , наверное, была такая «методика», потому что все хорошие и послушные ученицы сидели на последних партах с «двоечниками» и «хулиганами». Но с Толей мы сидели мирно, он был спокойный и добрый парень, просил подсказать или списать. Чем могла, помогала, мы с ним никогда не ругались.
Чуть позже в нашем классе появилась Валя Рытикова.
Мы записали в дневник всех учителей, которые будут преподавать в нашем классе, временное расписание уроков на 1 сентября и Нина Григорьевна отпустила нас домой. Было совсем невесело… Знаю, что многие родители обращались к директору с просьбой поменять нам класс, некоторых учителей, но… все осталось без изменений, а Августа Андреевна была очень расстроена, и было от чего. Все ее старания пропали, мы стали учиться намного хуже, дисциплины в классе не стало совсем. По возможности мы бегали к ней в Дельскую школу и делились классными «происшествиями». Ясно, что радости это ей не доставляло.
В пристройке на 1 этаже находился еще один класс, 7-б. Мальчишки этого 7-б «колошматили» наших почем зря, и по жалобе родителей нашего класса из пристройки перевели не нас, а 7-б. К нам «подселили» десятиклассников, 10-б. Нам, мелким девчонкам, было очень интересно наблюдать за старшеклассниками. Выпускницы были очень красивые .В то время были в моде высокие прически , и почти все девушки ходили с начесами. У них была очень интересная жизнь: они участвовали и в школьной и в районной самодеятельности , пели, танцевали, ставили спектакли, проводили «Огоньки», стали нашими вожатыми. Лариса Шкуркина вела у нас кружок художественной гимнастики, Валя Хрененко и Юля Петухова приобщили нас к Дому пионеров, мы ходили в хоровую группу к Валентину Тимофеевичу Улыбину. Трагический случай «выбил всех из колеи». Очень красивая девушка, дочь председателя Городского Совета, Лариса Селифонова, неожиданно умерла во время «Новогоднего огонька». Ларису хоронили всей школой. В классе, на стенде, хранились памятные фотографии Ларисы.
Началась учеба! 1 сентября мы выстроились на линейку около школы, директор – Седов Иван Михайлович и завуч Кузнецова Анна Васильевна произнесли речи, мы вручили цветы Нине Григорьевне и пошли на уроки знакомиться с нашими новыми учителями.
До перехода в 5 класс я очень любила русский язык: хорошо знала правила, писала диктанты, умела без проблем разбирать слова и предложения по составу, «врожденная грамотность» мне досталась по наследству от папы. Мама , хоть и писала красиво, но ошибок делала много. Ждать вызова к доске от Нины Григорьевны пришлось долго, но вот, наконец, я у доски. Нина Григорьевна выдала сакраментальную фразу: «Надо же, такая маленькая кнопка, и так хорошо ответила". Кто-то из мальчишек засмеялся и протянул «Кнооопка!». Я готова была расплакаться и больше не ходить в школу. Я подумала, что теперь мальчишки будут меня дразнить кнопкой. Да и мама рассказывала историю из своей жизни , как ребята дразнили маленькую учительницу математики так: «Дано: Кнопка лезет в окно. Требуется доказать, как она будет слезать?» Но как-то все прошло мимо и прозвище ко мне не прилипло. Зато больше на уроках у Нины Григорьевны поднимать руку у меня не было никакого желания! Возможно, я к ней относилась предвзято, ведь пятерки по русскому она мне ставила всегда.
С литературой тоже не очень заладилось: я писала стихи, что-то вроде получалось. В то время в мире обсуждалась война между США и Вьетнамом, а мы же воспитывались патриотами! Я написала неплохое стихотворение на эту тему и показала его Нине Григорьевне. Ну, показала и показала… Но во время общего пионерского антивоенного сбора всех пятиклассников, она вдруг вытащила меня на сцену без предупреждения, прочитать свое стихотворение. Я не стала «ломаться», прочитала этот «дурацкий стих», но с тех пор стихов не пишу. Уж коли я пишу эти строки, то тяга к сочинительству до конца не была убита! Как-то мы писали в классе сочинение по картине Маковского «Свидание», Нина Григорьевна предложила тем, кто хочет, написать его в стихах. Очень здорово получилось у Иры Козловой, лучшие сочинения зачитывались в классе. Я в стихах писать не стала, хотя, наверное, могла бы.
На уроках литературы мы, в основном, писали под диктовку цитаты из критической литературы, выводы и мысли разных умных критиков. Это было совсем не интересно, рука уставала, общая тетрадь заполнялась чужими мыслями. Читать учебник или текст произведения не было смысла, достаточно прочитать конспект и ответить на уроке на пятерку . На литературе был поставлен жирный крест! Зато мы очень много поучительного знали про «небожителя» Борю Пинигина и, чуть меньше, его сестру Валю. Это были дети Нины Григорьевны. Я запомнила, что Боря учился очень хорошо, каждый день приходил, складывал аккуратно брюки и вешал пиджак на вешалку. Наверное, так оно и было, Боря сразу поступил в военное училище и был «светом в окошке» у нашей классной. Я до 10 класса не была у Нины Григорьевны дома, хотя мои одноклассники бывали у нее часто. И вот парадокс: после школы с Ниной Григорьевной я не встречалась ни разу, но когда она умерла, где-то в 93 году, последний «долг» из всей армии учеников отдали только я и Галя Илюхина. Нина Григорьевна очень долго болела и умерла тяжело, но я не стану распространяться на эту тему.
Начинается урок математики: в класс входит Антонина Михайловна Кондрашова, небольшого роста, «кругленькая», очень спокойная, с порога монотонно начинает речь: «Здрассьтеребята. Садитесьребята.Открываемтетради, записываемчисло, класснаяработа». Не глядя на нас, поворачивается к доске и начинает писать кругленькими, аккуратными буковками. Так начинался каждый урок математики. Мальчишки Антонину Михайловну не слушались совсем, за это, и за отсутствие знаний она безжалостно ставила кучу двоек. В пятом классе тетради проверялись уже не каждый день, и многие «расслабились», приходили без выполненного домашнего задания. Чтобы мы уж совсем не обнаглели, Антонина Михайловна стала раз в неделю собирать тетради и выставлять оценки за домашнюю работу в журнал. Тогда началось списывание до уроков домашнего задания. «Спонсором» была самая умненькая в математике Галя Илюхина, она задания выполняла с легкостью. Тогда Антонина Михайловна стала приходить в класс намного раньше первого урока и проверять домашнее задание, впуская всех пришедших, и не выпуская никого. Как же у нее хватало терпения! Но ведь как-то привыкали к ее требованиям. Годовых и четвертных пятерок по математике у меня не стало, и это объективно, я не любила математику.
На урок географии к нам пришла «Гроза» школы Родионова Евдокия Дмитриевна… Как же мы ее боялись! На уроках слышно было, как жужжит на стекле муха. Все сидели, как вкопанные, боясь пошевелиться, повернуться, и не дай бог, что сказать соседу по парте или зевнуть! Рассказывала Евдокия Дмитриевна очень доходчиво: она стояла всегда с указкой в руках и страшно вращала глазами. Перед уроком дежурные развешивали карту и мы толпились возле нее, чтобы на уроке суметь показать нужные объекты правильно, правильно стоять возле карты и правильно держать указку в руках. Я на всю жизнь запомнила разницу между словами «порты» с ударением на первом слоге и на втором. По географии у меня всегда была пятерка, хотя и выход к доске осуществлялся на «ватных» ногах и затупленным от страха сознанием…Евдокия Дмитриевна в дневник ставила огромные отметки, любимой была «5+»! И обязательно – огромная жирная подпись «Род» с закорючкой. Классе в 7, иду по коридору первого этажа, слышу окрик Евдокии Дмитриевны «Максимихина!!!» Ну, поскольку, я не Максимихина, то иду дальше, как ни в чем не бывало. Хотя оглядываюсь, где же Лида, и что она «натворила», вижу тяжелую поступь Евдокии Дмитриевны.. «Максимихина, стой, кому говорят!!!» Где – то понимаю, что меня перепутали… На плечо ложится тяжелая рука, ноги мои вросли в пол, одно желание провалиться, лепечу «Я не Максимихина…». «Вижу, иди дальше!». Куда идти-то, душа в пятках. Спрашивала Лиду, что случилось-то, но… ничего не известно.
Ботанику и зоологию преподавала очень молодая и симпатичная учительница Шатова Алла Ивановна. Она отработала положенные 3 года и уехала с мужем в Ленинград. С ботаникой было все нормально, ненормальной только была практика на пришкольном участке и изготовление гербариев летом. Было очень жарко, полоть заросшие грядки было невыносимо, и мы приходили к 6 часам утра, чтобы выполнить свою норму. После Аллы Ивановны нас «подхватила» Лариса Николаевна Патрикеева. Вспоминается «щекотливая» тема на уроке анатомии в 8 классе « Размножение человека». Мы надеялись, что Лариса Николаевна не станет никого вызывать к доске, но нет! Несмотря на то, что желающие ответить были, Лариса Николаевна пригласила к доске Лиду Старостину. Лида замечательно и спокойно ответила домашнее задание в полной тишине, получила заслуженную пятерку, а Лариса Николаевна стояла с красными щеками, очевидно опасаясь высказываний классных «натуралистов».
Самым интересным предметом для меня стал английский язык и самым любимым учителем – Татьяна Сергеевна Воронцова, до самого окончания школы. С Татьяной Сергеевной нам просто повезло! Английский я учила добросовестно, Татьяна Сергеевна была строгая и принципиальная. Мне она казалась очень красивой. Мне довелось, впоследствии с ней поработать некоторое время. В 99 году Татьяна Сергеевна уехала к себе на родину в г. Кувшиново, о чем мечтала всю жизнь. Сначала все было неплохо, но потом очень скоро умер муж, и Татьяна Сергеевна осталась одна в неприспособленном доме. Она приезжала 3 года назад в Весьегонск, ей было уже 82 года, пришла ко мне на работу. Выглядела она замечательно для своих лет. Мы долго разговаривали, она мне поведала о своем нелегком житье и призналась, что сделала глупость, уехав из Весьегонска из своей благоустроенной квартиры. Сейчас я звоню ей иногда, но помочь уже ничем не могу.
Историю у нас преподавала Валентина Степановна Румянцева. Когда она пришла к нам на урок истории, я очень удивилась, потому что она была учительницей начальных классов у моей подружки Тани Хрененко. Оказывается, Валентина Степановна заочно училась в Калининском пединституте на историческом факультете. Была она строгая, «любимчиков» у нее не было никогда. Выучил – получи пять, не знаешь – в дневник вписывается «кол» и подпись « Рум». Валентина Степановна потом стала завучем, но прожила она совсем недолго.
Уроки рисования были особенными. Борис Степанович Шадриков сам рисовал здорово, и в кабинете у него было очень интересно: особые парты, гипсовая лепнина, на стенах – лучшие рисунки и картины. Я сразу записалась в рисовальный кружок. В кабинете было очень тепло, уютно и светло, уходить не хотелось. Бумага, кисти и краски носить из дома было не нужно, все выдавалось на уроке. Позже, когда я училась в старших классах, Борис Степанович заходил к нам домой не раз, тогда я узнала, что он вместе с моим дедом и другими односельчанами уходил на войну, вернулись живыми только мой дед и Борис Степанович.
Учителем труда или домоводства была Ирина Афанасьевна Шадрикова, жена Бориса Степановича, мы очень многому у нее научились! Готовить, шить, вышивать, штопать, правильно гладить белье – как же без этого? Вспоминается очень интересный урок, впрочем, их было много! Мы учились правильно отваривать макароны, а потом их слегка поджаривать. В кабинете была дровяная плита, там всегда было тепло. Мы натащили из дома столько макарон и сливочного масла, что получилась целая гора! Готовить разрешалось только в фартуках и косынках. Ну, фартуки, к тому времени мы уже сшили. Ирина Афанасьевна разрешила пригласить мальчишек из слесарной мастерской, чтобы добру не пропадать. Уж не знаю, помнят они или нет « перемасленные» макароны впустую, но такой факт был.
Но прежде, чем мы пришли к Ирине Афанасьевне, в программе по труду у девочек было столярное дело (!) Кажется, зачем? Но, спасибо, что это столярное дело было. Мы научились правильно сколачивать ящички для рассады, грамотно забивать гвозди и их же клещами вытаскивать, держать в руках ножовку, пилу (а как бы без нас дома дрова заготавливались?) и другим премудростям. Даже на столярном станке довелось поработать. Анатолий Михайлович Андрианов учил нас и «прекрасному»… Мы выпиливали лобзиком, делали объемные картинки из фанеры. Сами выбирали рисунок, а потом раскрашивали масляными красками. Мне понравились снегири. От выпиливания этих снегирей у меня осталась заметка на всю жизнь. Я так увлеклась этим выпиливанием, что и не заметила, как распилила средний палец на левой руке. Кровь текла ручьем, а Анатолий Михайлович меня отругал по первое число, и за очень красивых, на мой взгляд, снегирей, поставил мне тройку. За отсутствие при работе техники безопасности и внимания! Снегири хранились у меня лет 5, потом куда-то потерялись, а шрам при мне – всю жизнь!
Учителем пения был Улыбин Валентин Тимофеевич. Пение, предмет не престижный, поэтому на уроках просто «ходили на головах»! Валентин нервничал, однажды стукнул указкой по столу так, что она сломалась. Верхняя часть указки улетела высоко к потолку и вернулась на голову учителя! Хохот стоял, наверное, на всю школу, а у Валентина был очень растерянный вид, лучше бы он тоже посмеялся… Мы ходили к Валентину Тимофеевичу в школьный хор и выступали на всех школьных праздниках. Валентин жил в нашем городе до нашего 8 класса, а потом, ему на смену, пришел выпускник Юра Тузов. Он не стал «заморачиваться» со скучными произведениями, и после короткого выполнения нужной школьной программы, мы пели модные в то время песни, вроде «11 мой маршрут». Он неплохо играл на баяне.
Физкультуру преподавали супруги Ищенко, они отрабатывали положенные 3 года после института, и после уехали в Тверь. Пока достраивался спортзал в Дельской школе, уроки физкультуры велись где попало, в основном на стадионе. Потом появился, как казалось, огромный спортзал. Впрочем, и его не хватало. Там занимались, в основном, старшеклассники, а мы довольствовались широким коридором во второй пристройке школы, которая открылась, когда мы пошли в 6 класс. В этой же пристройке появились хорошо оборудованные кабинеты физики и биологии.
В 6 классе мы начали изучать замечательный предмет – физику. Как же нам повезло с учителем! Вера Павловна Ланинкина - это один из лучших учителей школы. Она давала просто фундаментальные знания, не отвлекаясь на уроках ни на какие посторонние темы. Не знаю, как другим, но мне было понятно все, что она объясняет! Правда, был у меня довольно «позорный» случай на физике. Вера Павловна вызвала меня к доске и поставила пятерку. Я, будучи уверенной, что уж на следующем уроке меня точно не спросят, народу в классе много, не учила физику. Но, на урок к Вере Павловне пришли «проверяльщики» из облроно, и она, видим , надеясь на «хорошую» ученицу, снова вызвала меня к доске. Это был позор! Конечно, я отвечала не на двойку, и, может даже не на тройку. Но Вера Павловна, отлично видя, что я «плаваю», на место меня не посадила, а заставила самостоятельно выводить формулы, и урок затянулся. Вера Павловна поставила мне 3, и ничего не сказала. Зато сказала Нина Григорьевна, что урок Веры Павловны был оценен плохо!
Геометрия мне показалась очень скучной, но как-то Таня Глажеева меня удивила тем, что ей очень понравился этот предмет. Меня это очень заинтриговало, я начала проявлять интерес к геометрии, хотя бы на четверку. Сейчас понимаю, насколько в то время правы были составители школьной программы по математике. Геометрию невозможно качественно изучать без черчения! Уже лет 20 как нет в школьной программе черчения, и геометрию нынешние ученики не знают, не понимают и не любят, особенно стереометрию.
Черчение с седьмого класса вел у нас Борис Степанович Шадриков. Думаю, будущим технарям его уроки очень пригодились. В кабинете у Бориса Степановича находилось очень много пособий, любую деталь можно было рассмотреть не только снаружи, но и «внутри», они раскладывались, и без труда можно было начертить ее в трех проекциях.
Изучение химии началось у нас тоже только в 7 классе, преподавала ее Анна Николаевна Титкова. Химия меня не интересовала вовсе, и на то были причины субъективные. Моя мама по образованию учитель химии, а не воспитатель детского сада. Просто не было возможности устроиться на работу в школу, все места были заняты. И вот, мама пыталась привить у меня любовь к химии. Совсем неудачно. Только погасила всякий возможный интерес к этому предмету. Забегая вперед, скажу, что даже факультативные занятия в старших классах с Иваном Михайловичем Седовым не привили мне интерес к химии, он мне сам сказал, что я не знаю химию на 5. Да я и без него знала, что химию я и на 4 не знала. В аттестате за среднюю школу среди пятерок у меня всего две четверки: по химии и астрономии. Смешно, но астрономию я изучала потом еще 2 года в институте, как, наверное, никто из учеников Анатолия Ивановича Антонова, и ее же потом же преподавала в школе.
Весьегонская школа №1 очень славилась своими учителями, и всегда была на хорошем счету среди средних школ области, недаром каждый год многие выпускники оказывались студентами ВУЗОВ без всякого репетиторства. В то время это было совсем не просто! В любой ВУЗ нужно было выдерживать конкурс от 3 до 10 человек на место. Учеба в школе – это труд. Способности, это, конечно, хорошо, но главное – это труд! И я знаю, что если что-то не получалось в учебе, то только из-за элементарной человеческой лени, во всяком случае, у меня.
Конечно, кроме уроков, в школе существовали перемены и послеурочное время. На переменах всегда стоял неописуемый гвалт, беганье по школе, переходы из класса в класс, а на уроки рисования, черчения, труда - переходы через школьный двор. Поход на уроки физкультуры в спортзал Дельской школы приходилось тратить всю перемену, а то и больше. Да и в буфет неплохо бы сходить, в очереди постоять. А самое главное – «подышать перед смертью» - почитать параграф из домашнего задания, вдруг спросят, а ты все забыла, или не учила… Вспоминаются сентябрьские сборы металлолома. К вечеру мы собирались в «поселке», потому что большая часть ребят из нашего класса жила именно в этом районе, ходили по домам и «выпрашивали» старую металлическую рухлядь, до темна. Было очень весело! И ведь отдавали нам старые чугуны, железные кровати, рамы от старых велосипедов. К вечеру вырастала целая гора. Нины Григорьевны с нами никогда не было, мы были «сами с усами». Металлолом было собирать интереснее, чем макулатуру. Связки макулатуры приходилось таскать на себе, вместе с портфелем. Никто не запрещал детям таскать тяжести, как это принято сейчас.
В седьмом классе меня отправили в детский санаторий в Максатиху, где я пробыла с октября по январь, Там было очень здорово! Сначала, конечно, трудно, вне дома и без родителей, но потом все очень нравилось! Почти сразу у меня появилась подружка из Вышнего Волочка, Рита Ершова. Рита занималась в спортшколе гимнастикой. Несмотря на то, что она была в санатории, каждый день ее начинался с зарядки и занятий гимнастикой. Она и меня приобщила: я научилась делать шпагат, мостик, сальто и прочее. К 50 - летию Комсомола и к 7 ноября мы с ней подготовили гимнастический номер и выступали на сцене. Надо сказать, что санаторий очень хорошо укреплял здоровье. За 3 месяца я набрала 6 кг! Питание было отменным, и если первое время я «лила слезы» за столом, потому что выходить из-за него, пока все не съешь, не разрешалось категорически, то потом эти проблемы ушли. Дневной сон в спальных мешках на веранде, лечебные процедуры, ежедневные прогулки в любую погоду, осмотры строгого врача сделали очень много. После возвращения из санатория я уже последней на уроках физкультуры не стояла. Особое внимание уделялось «культурной программе», в санатории был музыкальный руководитель, под руководством которого мы разучивали песни, в том числе и патриотические, которых я больше нигде не слышала; часто ходили всей гурьбой в кино в какой – то сельский клуб, особенно запомнился фильм «Сомбреро», в осенний лес с воспитателями Надеждой Ивановной и Ларисой Александровной. А вот учеба ушла на неизвестно какой, по счету, план. В конце ноября уехала домой моя подружка Рита, зато приехала моя одноклассница Света Андрианова. Целый месяц, до Нового года мы были вместе. Пишу о санатории, потому что очень многие мои одноклассники бывали там, в разное время.
Давно уже нет Максатихинского санатория, и даже упоминаний о его существовании в интернете нет. Совсем недавно, проезжая в командировку в Удомлю мимо руин бывшего санатория, остановилась, сделав удручающие снимки. Санатория нет, но старые друзья остались, и благодаря интернету общение изредка продолжается. Итак, вернулась я в свой родной класс во втором полугодии седьмого класса. И учителя и я сама были в ужасе от моего отставания. Алгебру я не знала совсем, формулы сокращенного умножения пришлось учить после уроков, потому, что скатилась до троек; Татьяна Сергеевна постоянно ворчала и ставила мне одни четверки. Ну, русский с литературой как-то обошлись, Лермонтов и поэма «Мцыри» запомнились. Санаторный учитель-воспитатель Надежда Ивановна преподавала литературу не только в здании, но и на прогулках. Ну и ладно, хоть здоровье поправила и нашла замечательных друзей!
В седьмом классе наш класс снова пополнился второгодниками. Из-за пропусков по болезни в предыдущем классе к нам пришла Аля Федорова. Поскольку я так и сидела на предпоследней парте у стены, то моим соседом, поселившимся на последней, стал Витя Климин. Этот Витя мне просто надоел, постоянно разговаривал, чего – то спрашивал, тыкая ручкой в спину, везде подкарауливал, я его уж начала бояться. К счастью, в 7 классе он снова остался на второй год. А в 8 классе появился Коля Коротков, который очень быстро у нас прижился.
Школьная жизнь кипела, очень популярным в школе был КИД – клуб интернациональной дружбы. Участники клуба вели переписку с ребятами из всех 15 республик Советского Союза, часто выступали, устраивая костюмированные представления. А однажды, по приглашению, посетили Молдавию. Председателем клуба была Лена Арсеньева. Я не была членом этого клуба, занятий и так хватало! Очень популярны среди школьников были экскурсии в Москву, Ленинград. Организатором этих поездок стал Марат Михайлович Верхоланцев и заместитель директора по воспитательной работе Цветкова Валентина Александровна. Марат Михайлович оставил о себе очень добрую память, очень много альбомов с фотографиями из поездок и походов он подарил Центральной библиотеке. У меня тоже есть один альбом, который подарил мне Марат Михайлович незадолго до смерти, но об этом – несколько позже.
8 класс - ответственный! Выпускные экзамены, к ним мы готовились серьезно целый год. Мы должны были писать диктант или изложение по русскому языку письменно и устно, сдавать алгебру письменно и геометрию устно.Антонина Михайловна Кондрашова занималась с нами после уроков, мы решали задачи , готовили ответы на вопросы билетов и ей сдавали еженедельно. Несмотря на то, что почти все было заучено, экзаменов боялись очень. Но и жизнь с ее интересами брала свое. Как-то весной установилась теплая погода, и мы все перемены проводили в парке на скамеечках. Мы так увлеклись, уж не помню чем, скорее всего рассматривали песенники с рисунками, и не слышала звонка на урок, и я, в том числе. Опомнились, когда урок алгебры уже шел во всю. Пошли на поклон к Антонине Михайловне, но она нас не пустила, а вызвала родителей. Мама моя с собрания пришла в очень плохом настроении, мне сказала, что она не очень вежливо поговорила с Антониной Михайловной, и я думала, что на экзаменах теперь получу двойки. Не получила… Вспоминается и еще один «несчастный случай». Мы посещали кинотеатр практически всей школой по – очереди, 3 дня, смотрели фильм «Дворянское гнездо». Разместили наш класс на самых последних рядах кинотеатра. Фильм мне очень понравился, но смотреть его спокойно было невозможно. За моей спиной сидели Вова Бурмистров и Толя Игнатьев, дергали за косу, веселились. Я долго терпела, но потом развернулась и портфелем стукнула Вовку по голове. Попало ему деревянным пеналом, потому что раздался грохот на весь кинотеатр, наверное, ему было очень больно, он на меня обиделся и со мной больше не разговаривал до окончания 8 класса, впрочем, по этому поводу я и не переживала.                                              
      Выпускной в 8 классе не запомнился, впрочем, торжественное собрание с выдачей документов и общей фотографией было традицией. После 8 класса некоторые наши одноклассники поступили в техникумы и, к сожалению, покинули наш класс. Я не стану перечислять « второгодников», по-моему, они так и не стали нашим общим классом, а в техникумы поступили или ушли из школы наши одноклассники:

1.Бурмистров Вова
7. Раков Саша
2.Белова Тоня –  стала медсестрой
8. Старостина Лида
3. Белякова Валя – воспитатель детского сада
9. Смирнов Коля – тверской полиграф. техникум
4. Бодин Слава
10. Фомина Люба
5. Коротков Коля
11. Федорова Аля
6. Попова Ира и Лида Старостина поступили в один техникум
12. Комаровская Галя – учитель начальных классов
 Моя мама очень хотела, чтобы я после 8 класса поступала во Владимирскую зубоврачебную школу, но сама для этого ничего не предпринимала, как и я. 
Я совсем не хотела быть зубным врачом. Впрочем, кем я хотела быть, я сама не знала. Мама говорила, что пойдешь в педагогический только через мой труп, папа говорил то же самое про финансовый. И все-таки во Владимир мы поехали в августе, к маминой сестре. Она меня любила и уговорила маму оставить меня во Владимире. Тетя Зоя работала завучем в школе, преподавала математику и решила за всех, что она меня за 2 года очень хорошо подготовит к поступлению во Владимирский политехнический институт. У меня уже была обустроена своя комната, собраны документы… Наверное, это было очень хорошее решение, но в последний день маминого отъезда она вдруг передумала, и я вернулась с ней в Весьегонск. 
Если немного пофилософствовать на тему судьбы, то тут есть над чем задуматься: сколько бы попыток я не предпринимала, а их было очень много, чтобы уехать из Весьегонска, ничего не получалось! Обязательно находилась какая-то веская причина сюда вернуться. Уезжала, и возвращалась… Да и со школой тоже удивительно: постоянно возвращаюсь в это здание на улице Степанова. Окончена школа в 72 году, после института прошло 15 лет и я возвращаюсь в родную школу в роли учителя математики и завуча школы. 
Через 3 года мы получили прекрасный подарок – новую , современную школу на ул. Южной! Я проработала там 12 лет и снова вернулась в здание на Степанова уже в роли чиновницы. Значит так нужно, и вот уже 15 лет нахожусь в стенах своей бывшей школы, теперь уже в бывшем кабинете НВП.
Но вернемся в школьные годы. В 1970 году администрация школы сформировала два 9 класса по 40 человек. К нам добавилось много ребят из 8-в и 8-г классов:
Антонов Евгений, Андрианова Светлана, Аверина Марина, Анисимов Алексей, Буров Алексей, Бурова Нина, Венков Владимир, Венедиктова Любовь, Гусев Александр, Гулевич Валентина, Глажеева Татьяна, Гришакова Светлана, Грибков Геннадий, Ермошин Александр, Емельянов Николай, Емельянова Тамара, Захарова Лариса, Зелова Татьяна, Илюхина Галина, Казаченко Лариса, Калятина Тамара, Кармолин Владимир, Кафанова Людмила, Ковалев Николай, Козлова Ирина, Ларина Нина, Мельников Сергей, Николаев Владимир, Налимова Татьяна, Половинкина Татьяна, Румянцева Маргарита, Селин Николай, Самсонова Галина, Соловьева Нина, Сидоров Александр, Смирнов Алексей, Старшинова Надежда, Синявина Надежда, Тябина Любовь, Шерстнев Александр, Юрина Валя.
Анисимов Алексей, Венков Владимир, Грибков Геннадий, Емельянов Николай, Ковалев Николай ушли из школы после 9 класса. А для полноты картины перечислю всех ребят из 9-б, потому что за последние два года мы все очень сдружились и все школьные вечера и «огоньки», да и «послешкольные» встречи одноклассников проходили только совместно.

1.     Базанов Алексей
22. Киршина Тамара
2.     Буров Владимир
23. Костыгов Николай
3.     Боярцев Михаил
24. Капустина Евгения
4.     Богдалова Светлана
25. Капустина Галина
5.     Белов Виктор
26. Малова Наталья
6.     Бугров Игорь
27. Митин Владимир
7.     Варина Нина
28. Морохова Наталья
8.     Войлоков Геннадий
29. Никифорова Маргарита
9.     Вахонев Николай
30. Павлова Наталия
10.                       Войнова Галина
31. Русаков Александр
11.                       Голубев Александр
32. Соколова Зинаида
12.                       Двойнов Валерий
33. Скрягина Анна
13.                       Дроздова Галина
34. Смирнова Татьяна
14.                       Ершов Владимир
35. Тельнов Виктор
15.                       Ершов Виктор
36. Тятькина Елена
16.                       Зелова Нина
37. Фофанова Ида
17.                       Илюхин Александр
38. Чеканцева Ольга
18.                       Казунина Татьяна
39.Шкурина Ирина
19.                       Корнилов Анатолий
40. Шипунов Александр
20.                       Козлов Александр
41. Дитин Михаил
21.                       Котина Марина

В 9 классе сначала я сидела за второй партой у окна с Ниной Лариной, а потом, до окончания школы, с Валей Гулевич. За первой партой сидели Саша Шерстнев с Лешей Смирновым, за третьей – Света Андрианова с Ирой Козловой, дальше – Саша Ермошин с Людой Кафановой. Было нас очень много, в классе, было тесно, и первые парты стояли совсем рядом с доской.
Анна Николаевна вызвала меня к доске. На уроке химии
Некоторые учителя в 9 классе у нас поменялись : алгебру и геометрию преподавала Проскурякова Александра Алексеевна, я ей очень благодарна , она сумела многое поправить в моих математических знаниях так, что я стала учителем математики. Географию в 9 классе преподавал Марат Михайлович Верхоланцев, биологию – Патрикеева Лариса Николаевна Русский, литература и классное руководство остались за нашей Ниной Григорьевной, физику по-прежнему вела Вера Павловна Ланинкина, химию – Анна Николаевна Титкова, историю – Валентина Степановна Румянцева, английский – Татьяна Сергеевна Воронцова. К 1 сентября в школу на работу приехали 3 молодых учительницы – учитель музыки - Шаманская Вера Ивановна, учитель физкультуры – Дорогова Лариса Сергеевна и вожатая Цветкова Зинаида Федоровна. Лариса Сергеевна стала нашим учителем физкультуры у девушек. С юношами занимался Закатилов Вячеслав Анатольевич. У мальчишек появился очень нужный предмет – автодело, а нам предстояло изучать электротехнику с Валерием Павловичем Веркуниным. Казалось бы, зачем нам это все, лучше бы домоводство. Но ! В жизни все пригодится: и утюг починить, и плитку. Мозгов должно хватать на то, чтобы электротехнические работы проводить по всем правилам и аккуратнее быть с электроприборами. 
Взрослую жизнь мы встречали во всеоружии: мы знали не только электротехнику , но и НВП! Те есть начальную военную подготовку, а учил нас жизни очень строгий Василий Васильевич Буров. Он научил нас маршировать, собирать и разбирать автомат, стрелять прицельно, правильно вести себя в случае атомной войны.. Мальчишки приходили на урок в специальной военной форме. Лучшим учеником был Женя Антонов, он занимал первые места в соревнованиях по НВП, быстрее всех собирал автомат с завязанными глазами. Женя собирался стать курсантом военного училища. Очень жаль, что он отказался от своей мечты после службы в армии. Основными для девушек по НВП были основы медицинских знаний. Школьный фельдшер Тамара Матвеевна Грачева давала нам все необходимые теоретические и практические знания. Мы бинтовали друг друга и мальчишек, особенно смешно получалась повязка «чепчик». Не знаю как кому, а мне все это очень пригодилось в институте. Два первых курса у нас была медицинская подготовка, один день в неделю мы работали в больницах, выполняя несложные манипуляции и ухаживая за больными. Мне досталась травматология, пришлось побывать и на операциях, ухаживать за парнем, попавшим под электричку и находившемся в коме. Во всяком случае, первую медицинскую помощь могу оказать, на это и диплом имеется, и военная обязанность была в свое время. Вот так, на все руки мастеров готовила школа!
Фото сделал Саша Ермошин на перемене
Валя Гулевич, я и Леша Смирнов
Я бы не стала говорить, что учиться было очень-очень трудно, при желании можно было достичь успеха. Время оставалось и на другие интересы. Как известно, 1 октября – день учителя. Вечером мы сходили в кино, а потом кто-то из «заводил» предложил понаблюдать, как учителя отмечают свой профессиональный праздник. А отмечался он в кабинете физики на первом этаже новой пристройки. Окна были занавешены темными шторами, и все же, нашелся небольшой «просвет». Конечно, мы, девчонки, не лазали по окнам, просто были свидетелями комментариев. Ничего особенного я и не помню, кроме того, что нас заметили, и пришлось убегать «сломя голову». И такое «безобразие» было. 
К зиме на стадионе появился очень приличный каток, и это был повод научиться кататься на коньках. Народу на катке всегда было очень много, играла музыка, каток освещался , хотелось туда идти каждый день и в любой мороз. Мальчишки наши начали заниматься хоккеем, а мы стали заядлыми болельщицами. Но не только каток нас притягивал, мы со Светой ездили на лыжах на Трехгорку. Там тоже было много « лыжников». У Светы получалось здорово, она не боялась и с трамплинов съезжать, а я трусила, но все равно съезжала, почему-то представляя , как я со всего маху врезаюсь в дерево. А еще ходили в спортзал и играли в волейбол. Уместно вспомнить и очень смешной случай. Сдавали мы нормы ГТО на стадионе, прыжки в длину. Принимал зачет Закатилов Вячеслав Анатольевич. Я прыгнула, сделали замер, Вячеслав Анатольевич говорит: «Ну, молодец - 3.62!» Прыгает Галя Илюхина: «Ого! Еще лучше – 4.12». Мальчишки расхохотались, для них все понятно, а мы, глупые, недоумевали, чего смеются – то? Не могли мы знать, что это тогдашние цены бутылки с водкой. В общем, были мы «спортсменки, комсомолки и просто красавицы»! 
Почти каждую неделю в школе для старшеклассников, учеников 8-10 классов организовывались по субботам школьные вечера. Каждый класс, по – очереди, готовил программу вечера. Особой популярностью пользовались выступления наших «бэшек» Володи Ершова и Светы Богдаловой, они исполняли «Белую березу». Володя хорошо играл на гитаре и мог петь и играть «битлов». Татьяна Сергеевна, жившая в доме напротив, ругала Вову: «хватит на гитаре бренчать, займись учебой серьезно!». Не знала Татьяна Сергеевна, что гитара и музыка для Володи станет делом всей жизни, он классный учитель Школы искусств , подготовил не одно поколение замечательных музыкантов, и сам талант. 
Да, в наше время песни и музыка были замечательными! «Битлз», «Веселые ребята», « Добры молодцы", Юрий Антонов и другие! На каждой перемене работал школьный радиоузел, школьное радио скучать не давало, в каждом классе из радиоприемников звучали песни, организатором столь нескучных перемен был Саша Киселев. Впрочем, мы не только слушали, но и сами пели. В то время я подружилась с Галей Белозеровой, мы вместе ходили на школьные вечера.
В кинотеатр «Родина» не так-то просто было попасть, уже на подходах к кассе стояла огромная очередь! Походы в кинотеатр были настоящим праздником! Во – первых, нужно было красиво одеться и причесаться. Идти нужно было заранее, «потолкаться» в очереди, потому что в то время кинотеатр был всегда «забит до отказа», и можно было запросто остаться без билета. Сеансов было 3 – в 4, 6 и 9 вечера. А фильмы были – просто шедевры: «Операция Ы», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Неуловимые мстители», серия фильмов про Анжелику, а Фантомас вообще свел всех с ума. Меня не пускали на фильмы про Фантомаса, поэтому было еще страшнее, когда в кармане пальто находились записки от мальчишек , «фанатов» этого Фантомаса, с текстом : «Мне нужен труп, я выбрал вас, до скорой встречи! Фантомас». Потом наступила «эра» индийских фильмов, с песнями, танцами и слезами…
Ну, конечно же, были и очень серьезные житейские советские фильмы, о которых мы спорили, обсуждали, записывали песни из этих фильмов в свои песенники. «Доживем до понедельника», «Переступи порог»…
Клуб «Ровесник» для старшеклассников – это тоже наше «детище». В нем не только обсуждались жизненные проблемы, политические события, но и готовились выступления на предприятиях города. Президентом нашего клуба мы выбрали Сашу Ермошина.
Аня Скрягина, Света Андрианова, я и Женя Антонов

Коля Ковалев

Короче говоря, активность наша зашкаливала! Но и это еще не все. Разве можно обойти вниманием нашу туристическую деятельность? После 9 класса, в начале июня мы готовились к районному турслету, учились ставить палатки, кашеварить на костре, вязать узлы. Кто стал победителем, не помню, но ! Марат Михайлович устроил нам настоящий праздник. Вместо путешествия по району, мы отправились в далекое турне по Ярославской области. Меня отпустили из дома «с грехом пополам», денег было по-минимуму, рублей 5. Утром наша группа из 13 человек уселась на «Метеор» и мы взяли курс на Ярославль. Марат Михайлович снимал нас на камеру и фотографировал. Я очень жалею, что своевременно не выпросила у него пленку, пусть плохую, которую можно смотреть только на допотопном аппарате "Школьник". Где она сейчас, не знаю. Но «кино» это я видела. Именно этот альбом с нашим путешествием и с автографом Марата хранится у меня. Нам не нужны были никакие гиды, Марат сам рассказывал обо всем, наоборот, к нам присоединялись случайные слушатели.
Саша Сидоров и Вова Буров на переднем плане
Переправившись из водохранилища в Волгу через Рыбинские шлюзы, что само по себе было интересным, мы смотрели на берега Волги через бинокль, проехали красивый Тутаев и приводнились в Ярославле. Как все Марат Михайлович организовывал, непонятно. Мы пришли в какую-то школу – интернат, нас разместили на ночлег без проблем, на целых две ночи бесплатно, и белье постельное выдали! Отправились на прогулку по Ярославлю. Пообедали в столовой за копейки и гуляли по центру Ярославля и набережной, высматривая что-то интересное. Зашли в выставочный зал на выставку работ маленькой художницы Нади Рушевой. Рисунки были просто феноменальные! До выставки ни о какой Наде, маленькой художнице, рисовавшей пером и тушью, не отрывая ручки от бумаги, одним росчерком, мы и не ведали! Гении не живут долго…

Наташа Морохова, Тамара Калятина, Рита Никифорова, Марат, Вова Буров, Саша Сидоров

Наставления. А у меня в руках упаковка сливочного масла…
Марат Михайлович провел для нас настоящую экскурсию по Ярославскому Кремлю, а вечером мы попали в настоящую сказку, посетили старейший театр Ярославля, смотрели балет « Бахчисарайский фонтан». Конечно, никто из нас никаких балетных спектаклей никогда не видел. И пусть мы были одеты по–походному, места наши были на балконе, все это было просто незабываемо!
На следующий день было дождливо, и мы не рискнули отправиться дальше, в Ростов Великий. Гуляли по Ярославлю, заходили в магазины, ходили на набережную и парк. Нас со Светой Андриановой оставили на некоторое время «сторожить» наши рюкзаки с провизией в парке Подбельского. К нам подошли молодые люди со свернутыми газетами в руках и сообщили, что мы заняли их скамейку. Мы спокойно «перетащились» на другое место, но общение продолжилось. Хоть мы и были «непуганые», но поняли, что тут что – то не так, а после того как нам показали, что в завернутой газете, стало как-то не по себе. На наше счастье появилась наша группа, мы быстро собрали вещи и ушли. Вечером ходили в парк на карусели и танцплощадку. Именно эту круглую танцплощадку с водой и мостиком можно увидеть в «Большой перемене».
Бывало и так


Утром мы сели в автобус и поехали в Ростов Великий. Как и все, что мы видели в нашем путешествии, Ростов был великолепен! Мы прошли весь Ростовский Кремль, заметив, что там совсем нет никаких деревьев. Оказывается, где-то в 70 году по территории Кремля прошел смерч , вывернув все деревья с корнями. Посидели на берегу озера Неро, вода в нем была совсем мутная, а на дне – белая скользкая глина.

Марат Михайлович предложил нам возвращаться в Ярославль пешком! Погода была неплохая, и мы отправились в путь. Заглянули в имение Некрасова в Карабихе, снова очень интересная экскурсия! Многие из нас были в шляпах сомбреро из соломки и наверное выглядели мы забавно. Когда отдыхали на пригорке, к нам подошли фотографы, представились корреспондентами журнала « Вокруг света» и сделали несколько фотографий нашей группы. Появились они или нет в журнале, мне не ведомо.
Саша Ермошин в сомбреро
Карабиха. Имение Некрасова
Впереди предстояла ночевка в лесу в палатках. Ночью мы не могли заснуть, сидели у костра завернутые кто во что мог и хохотали до слез, не давая спать нашему руководителю. Часа в 2 ночи Марат вышел из палатки, и разогнал по местам, обозвав нас «пленными французами» за неприглядный вид.

«Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной….»
Часам к 11 следующего дня мы добрались до Ярославского причала, смогли купить билеты до Весьегонска. На еду уже денег не оставалось, все было потрачено на сувениры и прочую ерунду. Зато на всех была связка сушек, которые поделились по-братски.
У меня сохранился «некий документ», маршрутный лист нашего похода. Записи в нем, некоторым образом, не соответствуют действительности. В Ярославле мы были точно два дня. Да и Жени Антонова с Сашей Русаковым в походе не было. Ну, будем считать, что это только для отчета администрации школы.
Мне пришлось побывать в Ярославле в командировке, организованной Департаментом образования Тверской области в 2007 году. Мы гуляли по уже знакомым мне местам: театр им. Волкова, набережная, причал, Кремль, выставки. Это была уже другая страна, другой город, другие условия пребывания в гостинице с названием «Медвежий угол», но та туристическая поездка в 71 году запомнилась как один из самых лучших жизненных подарков.
Десятый класс был посвящен учебе. Вечером посещались факультативы, учились билеты, предстояло сдать 8 экзаменов: сочинение, литература, алгебра, геометрия, физика, химия, история с обществоведением и английский язык. Я приобрела пособия по алгебре и физике, готовилась в политехнический. Именно тогда поняла, что пока сам не начнешь учить и разбираться, ничего не получится. Соображалось лучше ранним утром. Иногда вечером сижу над задачей, ничего не получается, утром встаю, а решение в голове, как будто приснилось. Так и училась всегда, с утра, часов в 5 запоминалось почти все с одного прочтения.


На этом снимке нет Леши Бурова, Саши Гусева, Вовы Николаева

На 8 марта наши мальчишки сделали нам очень хорошие подарки! Особенно ценным было то, что все деньги они заработали сами
Лариса Казаченко с подарком
Последний звонок 26 мая ждали с каким-то трепетом, как-никак школу заканчиваем: торжественная линейка, довольно тоскливая речь директора школы Кузнецовой Анны Васильевны, фотографии в парке, которые делал Леша Смирнов. Да, не без слез, конечно. Это был 72 год, жара и сушь установилась несусветная с конца мая!
Я третья справа


Я готовилась к экзаменам в огороде, заодно загорая, с перерывом на прополку грядок и полив, и на консультации ходила уже с приличным загаром. Вера Павловна однажды сделала замечание: «Вы не к экзамену готовитесь, а загораете…». На физику шла, зная все билеты от и до, наверное, единственный предмет. Впрочем, и английский тоже. Даже на экзамене по английскому я готовила тему: «Мой любимый предмет» о физике элементарных частиц.
Наконец, выпускной! День был какой-то суматошный. Платье я себе сшила сама, ничего особенно красивого в нем не было. Я зашла к Вале Гулевич (мы сидели за одной партой и были очень дружны последнее школьное время), и стали колдовать над прическами. Желаемого не получилось, тем более торопились, времени оставалось мало.

Фотография на память у школы хранится до сих пор. Аттестаты нам выдавали в присутствии наших родителей в актовом зале, мне вручили аттестат с моими двумя четверками. В узком коридоре школы были накрыты столы с лимонадом и пирожными, это постарался родительский комитет во главе с тетей Надей, мамой Светы Андриановой. После небольшого застолья, всей гурьбой посетили танцплощадку у вокзала, хотя в тот день никаких танцев не было. Прошли на берег Приморского парка встречать рассвет, гуляли по городу, прошли в Бараново, и , наконец, попрощались на вокзале. Домой я пришла в 7 часов утра. 
Ну, вот и все, школа позади. Это и были, наверное одни из самых лучших лет, иначе и вспоминать было бы нечего! Кто-то скажет, как все гладко и хорошо. Конечно, были и обиды, и неудачи, но уж так устроен человек, чтобы жить дальше, идти вперед, ничего плохого в своей голове не оставлять, и не запоминать! 
Ну, и напоследок, о нас, выпускниках 10-а, 1972 года (только то, что знаю наверняка).
Антонов Женя, живет в г. Тимашевск Краснодарского края.
Андрианова Света, живет в Москве, работает на кондитерской фабрике. 
Аверина Марина, живет в Санкт- Петербурге и часто бывает в Весьегонске
Анисимов Алексей, Леша погиб при странных обстоятельствах лет 10 назад.
Буров Алексей. Леша окончил медицинский институт, живет в Торжке. Не очень давно мы случайно встретились в здании Правительства Тверской области, в столовой друг друга узнали и очень хорошо пообщались за тарелочкой супа и чаем.
Бурова Нина, живет, по-моему, в Конаковском районе.
Венков Владимир, к сожалению умер уже давно .
Венедиктова Люба, живет в Весьегонске.
Гусев Александр. Саша тоже умер давно. Что с ним случилось, не знаю. Мы встретились на вокзале , лет через 5 после школы. Он рассказал, как хорошо он живет в г. Шевченко, какая у него хорошая семья. Я за него порадовалась! А еще, лет через 5, он уже жил в Весьегонске один, и вскоре его не стало.
Валя Гулевич окончила Ленинградский институт железнодорожного транспорта, сейчас живет с Санкт – Петербурге
Глажеева Таня, живет в Весьегонске
Гришакова Света, живет в Весьегонске
Грибков Гена. Гены тоже нет уже больше 5 лет.
Ермощин Саша. Саша окончил Тверскую сельхозакадемию и живет в Весьегонске
Емельянов Коля, живет в Весьегонске
Емельянова Тамара, долгое время жила в Санкт –Петербурге , сейчас вернулась в Весьегонск
Зелова Таня, окончила МАИ, живет в Подмосковье.
Илюхина Галя, окончила Костромской пединститут, мы коллеги, обе- учительницы математики, Галя живет в Весьегонске.
Казаченко Лариса живет в Набережных Челнах
Козлова Ира, живет в Рыбинске
Калятина Тамара, живет в Весьегонске
Кармолин Вова, живет в Весьегонске
Кафанова Люда, живет в Москве
Ковалев Коля, живет в Весьегонске, 
Ларина Нина, живет в Санкт – Петербурге
Мельников Сергей, окончил Калининский политехнический, живет в Весьегонске
Николаев Вова, живет в Весьегонске
Налимова Таня, живет в Весьегонске
Половинкина Таня, живет в Санкт – Петербурге
Румянцева Рита, живет в Москве
Селин Коля, окончил Калининский политехнический, живет в Твери
Самсонова Галя, живет в Весьегонске.
Соловьева Нина, живет в Уфе, не так давно мне удалось пообщаться с Нининой дочерью, очень симпатичной девушкой. С Ниной мы виделись в конце 80 –х. Если бы не ее мама, я бы Нину ни за что не узнала! Место худенькой девушки заняла довольно симпатичная дама под 90 кг! Нина пережила инфаркт. Сейчас у Нины все хорошо!
Сидоров Саша живет в Весьегонске
Смирнов Леша, посмотрел мир и живет в Весьегонске
Старшинова Надя, умерла лет 10 назад
Синявина Надя, живет в Весьегонске
Тябина Нина, живет в Конаковском районе
Шерстнев Саша, живет в Весьегонске
Юрина Валя, живет в Санкт - Петербурге
Беловой Тони, Вовы Бурмистрова и Коли Смирнова, наших первых одноклассников с нами нет, Коля трагически погиб в Ленинграде в 90- е годы. 
Ира Попова живет недалеко от Костромы, Саша Раков и Слава Бодин – в Весьегонске, Галя Комаровская учительствует в Санкт – Петербурге, а с Лидой Старостиной мне даже довелось поработать. Сейчас Лида живет в Подмосковье.
Наши учителя, снимок 71 года.
1 ряд: Куприянова Антонина Владимировна, Титкова Анна Николаевна, Лытаева Раиса Михайловна, Шаманская Вера Ивановна, Лебедева Людмила Васильевна, Кузнецова анна Васильевна, Веркунина Лидия Алексеевна, Пайдулова Валентина Ивановна, Иванова Павла ивановна, Патрикеева Лариса Николаевна.
2 ряд: Шадриков Борис Степанович, Адрианов Анатолий Михайлович, Филиппова Римма Ивановна, Бобина Валентина Ивановна, Комячилова Вера Николаевна, Проскурякова Александра Алексеевна, Рябчикова ( Субычева) Тамара Степановна, Пакшина Екатерина Васильевна, Смирнова Прасковья Даниловна, Ланинкина Вера Павловна, Буров Василий Васильевич.
3 ряд: Дроздова Анна Матвеевна, Кузнецова Вера Александровна, Бажмина Наталья Николаевна, Цветкова Зинаида Федоровна, Тимофеева , Елена Николаевна, Казаченко Людмила Павловна, Румянцева Валентина Степановна, Егорова Нина Григорьевна, Блохина Валентина Ивановна, Степаненко Лия Леоновна, Казунина Тамара Степановна
На фотографии этих учителей нет, но тоже нельзя забывать: Татьяна Сергеевна Воронцова, Александра Ивановна Апрятова, Антонина Михайловна Кондрашова, Нина Николаевна Антонова, Анатолий Михайлович Кузнецов, Ирина Афанасьевна Шадрикова, Марат Михайловия Верхоланцев, Мария Федоровна Баландина, Вячеслав Анатольевич Закатилов, Лариса Сергеевна Дорогова, Анна Федоровна Привалова, Августа Андреевна Коняшова, Мария Ивановна Быкова, Инна Павловна Беляева, Анна Ильинична Белозерова, Анна Николаевна Быкова. 

Дорогие мои одноклассники! Если вам интересна эта «ностальгическая» тема, я очень прошу прислать небольшое сообщение о себе, если не жалко, свои интересные школьные воспоминания или поправки к моему «изложению». Возможно, мы, все-таки не потеряемся на просторах страны, к 50 – летию окончания школы организуем встречу, а я готова скорректировать коллективные воспоминания о нашем классе. Здоровья Вам!
Мои координаты:
lamax1@rambler.ru
тел. 8 905 164 63 78
Максимова (Захарова) Лариса Анатольевна.
Можно написать по адресу: 171720, г. Весьегонск, ул. Панфилова, д. 45, кв. 2, 
или придти: школа, 2 этаж, кабинет НВП, надеюсь, все помнят, где это…
А это встреча выпускников с учителями,1982 год