вторник, 18 ноября 2014 г.

Посылка из Москвы ( в сокращении)

  Интересна судьба этой ветви семейства Басниных. Давайте попытаемся разобраться в родственной связи Баснины — Верхоланцевы. В силу многих причин в 1858 году Василий Николаевич вместе со своим семейством уезжает в Москву. Там, вдали от Иркутска, он чрезвычайно скучал по родному городу. В 1876 году его жизнь обрывается. Его сын Николай получил прекрасное образование, стал юристом, адвокатом, увлекался музыкой, прекрасно играл на рояле и виолончели, брал уроки у Гектора Берлиоза в Париже. Николай и сам сочинял музыку и даже публиковал свои музыкальные произведения. Николай Васильевич также унаследовал отцовское увлечение коллекционированием графики, благодаря чему это уникальное собрание гравюр и рисунков выросло до 14 тысяч. (В 1920 году эта коллекция была передана на сохранение в Румянцевский музей, а затем национализирована. Сегодня она хранится в гравюрном кабинете ГМИИ им. А.С.Пушкина в Москве.) В Париже, где Николай Васильевич некоторое время жил, он женился на красивой ирландке Энн Элизабет Вильямс. За время их брака у них родилось два сына и три дочери. Но детей в будущем имела только одна их дочь — Анна. Таким образом, фамилия Басниных, потомков Василия Николаевича, продолжилась лишь по женской линии. Бабушка М.М.Верхоланцева, Анна Николаевна Баснина, училась в Строгановском училище, была хорошей витражисткой, оформителем. Ею в свое время был увлечен Михаил Врубель, но вышла замуж она за богатого заводчика В.П.Верхоланцева. Рано овдовев (муж умер в 1918 году от испанки), сумела поставить на ноги двух дочерей и сына. Дочь Нина пошла по стопам матери и тоже стала художницей. Нина Васильевна Верхоланцева была ярким представителем своего времени: была спортивна, знала наизусть «Облако в штанах» Маяковского и писала в духе Петрова-Водкина. Арест и расстрел ее мужа М.О.Зюка скомкал всю ее жизнь. Она долго ходила по инстанциям, доказывая непричастность мужа к покушению на Ворошилова, но добилась лишь того, что ее сначала арестовали, а затем сослали с двумя маленькими детьми в поселок Весьегонск, Калининской области. За два месяца до расстрела мужа в апреле 1937 года у нее родился сын Михаил Михайлович. В годовалом возрасте он серьезно заболел туберкулезом позвоночника, и это приковало его к больничной койке на шесть долгих лет. В 1944 году мать забирает его домой. О том времени в своих эссе Михаил Михайлович пишет: «Я был физически недоразвит, мал для 7 лет, ходить не умел, был дик, эгоцентричен, прилипчив и вдобавок изводил всех непрерывным пением». Научившись ходить, он стал бродить по улицам, придерживаясь за заборы, и петь. Многочисленные слушатели не смущали его, наоборот — придавали сил. Были и насмешки, и издевки, но кто-то и подкармливал, кто-то приглашал на поминки, где он исполнял песни военных лет. Такая музыкальность сыграла не последнюю роль в его жизни. В 1948 году музыка изменила всю его жизнь. Однажды, вернувшись домой, он опустил озябшие ноги в тазик с горячей водой и вдруг услышал чудесную, невероятную музыку, льющуюся из радиоприемника. Будущий художник, вспоминая о своем потрясении, пишет: «Помыл ноги в остывшей воде — и встал совсем другим человеком. Не умея ответить этой странной загадке, этому чудесному импульсу, я принялся жадно рисовать». Он рисовал и до этого, но, как он сам определил, «по-детски, несерьезно». Теперь же, после этого чудесного дня, Михаила увлекли темы фантастической архитектуры, городские пейзажи с натуры, мистические мотивы… Роль музыки исключительно велика в жизни этого художника. Он не только увлеченный слушатель, но и исполнитель, играет на редких музыкальных инструментах, прекрасно поет, имея от природы редкий голос, контр-тенор. Его увлекает музыка Средневековья и Ренессанса, народная и церковная. Музыка почитаема и в семье: его жена музыкант и певица — исполнитель русского фольклора, дочь играет на флейте. Эта его одаренность ярко отражается и в его графике и живописи. Он так рассуждает об этом: «Всю жизнь я пытался зафиксировать этот неуловимый миг на плоскости листа или холста. Специально чурался я модных „актуальных“ манер и поз, был подчеркнуто консервативен, чтобы не спугнуть нежный, зыбкий, мерцающий и благодатный момент музыки». В своих работах он будто пытается перенести музыкальные мотивы в необычайно изящный визуальный образ, образ аллегорий, символов, наполненных глубоким интеллектуальным смыслом. Удивительно, как судьба и искусство объединяют несколько поколений одной семьи, как ярко сконцентрировались и проявились черты предков в сегодняшнем художнике, ярком, одаренном человеке. Надо ли говорить о том, что нас, работников музея, соприкоснувшихся с историей этой семьи, увлекают и искренне восхищают эти люди. Как хочется напомнить Иркутску о забытых, незаслуженно вычеркнутых именах достойных людей, так много сделавших для своего города, рассказать о людях, которые помнят о своих корнях и составляют цвет нашей культуры. Графические работы, отправленные посылкой из Москвы, как мостик, перекинутый из настоящего в прошлое, воплотили мечту Василия Николаевича о рисовании, воссоединили страстного любителя графики и художника. Эти работы будут жить в доме Баснина, в гостиной нашего музея, и мы уверены: этот акт дарения важен не только нам, иркутянам, сохраняющим память о «совершенном купце». Этот факт важен и известному московскому художнику с мировым именем Михаилу Михайловичу Верхоланцеву. Елена Поспехова, хранитель фондов Иркутского отделения Музея связи Сибири
 URL: http://newsbabr.com/?IDE=34710

Комментариев нет:

Отправить комментарий