среда, 5 ноября 2014 г.

Станция Овинище в годы Великой Отечественной войны





 (Материалы районного конкурса краеведческих исследовательских работ  и туристско-краеведческих и экскурсионных проектов  «Я в глубь веков с волнением гляжу…»)

Нет в нашей стране места, которое Великая Отечественная война обошла стороной. Относится это и к нашей станции Овинище. Здесь не ступала нога фашистских оккупантов, но местные жители всю войну видели смерть, голод, лишения.
Мне хочется начать рассказ о станции отрывком из стихотворения В.Горбенко «Машинист»:
Две стальные полоски,
Будто нет им края,
Так и увлекают,
И зовут вперёд.
А вокруг знакомая
Сторона родная,
По которой вел он
Поезда на фронт.
Раньше станция Овинище была одной из крупных узловых станций.
В годы войны на станции располагались «Паровозное депо», «Дистанция пути», «Заготзерно», «Заготлён», «Пекарня», «КБО» и другие гражданские объекты. Овинище объединили вокруг себя весь район.

 Всеобщая мобилизация. По воспоминаниям старожилов в начале войны на фронт забирали всех, у железнодорожников не было брони. Специалистов, ушедших на фронт, заменить было некем, поэтому машинистов позднее демобилизовали. Начальником депо станции Овинище работал Прохоров, из-за нехватки машинистов он сам водил составы. В одном из рейсов под поселком Пестово Новгородской области  состав попал под бомбёжку, Прохоров погиб. Похоронен был за тупиковой веткой на станции  Овинище.
История семьи Юрчук.
Интересна история семьи Юрчук. До войны Степан Юрчук жил в деревне Слобода ныне Краснохолмского района, работал на железной дороге. Добираться до работы приходилось ежедневно 4 километра до Красного Холма, на предложение переехать на станцию Овинище согласился. Добирались до нового места жительства пешком, так как из всего хозяйства на новое место взяли только пожитки кое-какие и корову. Первое место их жительства - деревня  Терпи - Гора. Дочь, Вера Степановна, идёт работать на железную дорогу вначале в депо вызывальщицей, потом кочегаром на паровоз. Насколько это тяжёлая работа, нетрудно понять из обязанностей: заправить паровоз углем, торфом, водой, вес которых измеряется в тоннах на один  рейс. К слову сказать, сама тогда ещё Вера была не велика, 1 м 60 см ростом и не очень мощного телосложения.
Самое страшное, вспоминает В.С. Юрчук, это когда бомбят состав. Останавливаться нельзя и спрятаться негде. Что пережила Вера Степановна, невозможно представить, только после войны молодая женщина рано поседела и стали отниматься ноги.
Из воспоминаний Веры Степановны: «Помню бомбёжку. Состав товарный шёл, остались щепки и колбаса на проводах. Кто поблизости жил, домой кой - чего успели унести. Голодно было, паёк давали. Из этого пайка выкраивали продукты для обмена. У беженцев меняли одежду на продукты. Так и одевались».
  Вера вышла замуж, родила двоих детей. Долгое время жила в деревне Софрониха, потом уехала к дочери в поселок Красное на Волге. Умерла в октябре 2013 года.
 Отец Веры Степановны – Степан во время войны был награждён орденом Ленина. Отец и  дочь работали в одной бригаде: он – машинист, она – кочегар.
 Из воспоминаний Павлины Яковлевны Лебедевой.
Вовремя войны она жила в деревне Софрониха, работала в ПЧ – 47 (путевая часть Сонковской дистанции пути). Семья переехала в Софрониху из Краснохолмского района. В ПЧ была женская бригада. Домой почти не отпускали, хотя до дома одного километра не будет. Станция была под охраной, и пропуск надо было выписывать каждый раз. Ночевали в бараке. Разбомбят немцы состав, где нибудь под Сандово, туда пошлют, всю войну по разным станциям.
 Однажды был случай: Павлину Яковлевну отпустили домой. «Пошла. Дорога была через лес. Вдруг шум – летит немецкий самолёт, очень низко - бомбить депо, начал стрелять из пулемёта. Упала на землю и лежу. Не задел правда. На станции грохот, взрывы. Немец депо бомбил. Убитые были».
 Но кто был убит и когда П.Я. Лебедева не помнит. Знает, что хоронили за линией, рядом была дорога на Софрониху. 
Вдоль станции стояли зенитки. Одна на переезде у деревни Попадино, вторая около хутора, третья на переезде к деревне Софрониха. 
Воспоминания жителя д. Попадино А.А. Степанова о
военном захоронении возле станции Овинищи I:
«В 1955 году наша семья - пять человек – переехала из Сонково в Овинищи. Новые соседи И.И. Чалухина, Ю.О. Цветкова во время Великой Отечественной войны работали стрелочницами на станции. Другие соседи - В.Ф. Прохорова и М.Ф. Александрова – трудились вызывальщицами в паровозном депо. Они рассказывали, как в войну немецкие самолёты бомбили, обстреливали станцию и проходившие эшелоны. Центральная железная дорога Москва-Ленинград была перерезана противником, и наша окружная дорога Москва-Ленинград через Пестово приняла на себя военные перевозки. Вблизи железнодорожной станции Овинищи, в сторону деревни Сафрониха, около места, где разворачивались паровозы (так называемого «угольника»), располагалось военное кладбище, там хоронили бойцов, умерших от ран, из санитарных поездов, а тяжело раненных отправляли в Кесемскую больницу. На Кесемском кладбище также есть безымянные воинские захоронения. Братская могила умерших в лечебнице солдат находится рядом с могилой моего отца А.С. Степанова.
Но вернемся к захоронению в Овинищах. В 1941-1942г.г. и даже в 1943г. с ленинградского направления шли поезда с эвакуированными жителями блокадного Ленинграда. Смертность в этих эшелонах была очень велика. Трупы складывали в воронку от бомб и засыпали землей. По свидетельству А.М. Логачева, ветерана, участника Великой Отечественной войны, работавшего на станции строймастером, воинское кладбище находится с южной стороны Овинищей, за большой воронкой (по-видимому, от 250-кг бомбы). В этой воронке после войны купались местные ребятишки, позднее она была засыпана. Некоторые жители станции рассказывают, что хоронили здесь погибших от бомбардировок и даже местных. Что на могилах стояли кресты - это и я хорошо помню.
Станция Овинищи I была узловой станцией. Здесь располагались крупнейшие склады. Паровозы снабжались углем, водой, смазкой, песком, разворачивались на паровозном угольнике «головой» в нужном направлении. В Овинищах менялись паровозные бригады (машинист, помощник машиниста, кочегар, кондуктора и другие поездные рабочие). Эшелоны стояли довольно долго. В паровозах чистили топки, выгребали и вытряхивали шлак. Станционные рабочие относили шлак на носилках за пределы железнодорожных путей. В детстве, я помню, мы пекли в тлеющем шлаке картошку. Послевоенной детворы было много. Собирались большими компаниями, играли в футбол "на вылет", в лапту, "в войну", но на этом бывшем кладбище никогда не бегали, боялись, стеснялись, вернее сказать. Мы уважали память о старших, погибших в лютые годы Великой Отечественной войны.
После окончания десятилетки я устроился на работу помощником машиниста паровоза в локомотивное депо Сонково. Работал на разных направлениях и видел, что везде по железной дороге стояли ухоженные военные братские могилы, только в Овинищах ничего нет. В дальнейшем трудился на участке Сонково-Весьегонск и на железнодорожной станции Весьегонск. В Овинищах был оставлен один, закрепленный за нами паровоз. Старые машинисты, с которыми начал трудовую деятельность,- все участники Великой Отечественной войны, много рассказывали о войне и об обширном воинском кладбище возле железнодорожной станции Овинищи I.
В частности, Н.В. Яковлев, пенсионер, вспоминал: «Мой отец в войну работал машинистом на паровозе. Он рассказывал, что трупы хоронили на Овинищенском кладбище, но много покойников закапывали прямо за первой канавой, вдоль станции. Некогда и некому было устраивать похороны, надо было думать о живых, да и о том, как самому выжить в этом аду».
То, что еще каких-то 50 лет назад казалось очевидным, незыблемым, неоспоримо-значимым, не требующим доказательств, теперь вдруг оказывается неизвестным! Какой-то парадокс времени...»
Собирая материал о станции, я обнаружила следующие данные:
 газета «Весьегонская жизнь» за апрель 1993 года. Статья «Дополнительные сведения о погибших и пропавших без вести». Тере Семён Николаевич, год рождения 1904, место рождения - деревня Лужа Мариентальского района АССР немцев Поволжья. Призван в 1941 году. Рядовой. Умер от ран в марте 1942 года. Похоронен:  ст. Овинище Весьегонского района, Калининской области.
В.Н.Ковальчук, библиотекарь Иван-Горской сельской библиотеки

3 комментария:

  1. Елена Сенькина6 ноября 2014 г., 9:07

    Татьяна, разрешите добавить.
    При поиске нашла дополнительную информацию.

    Тере Семен Николаевич, 1904 г/р. Красноармеец, военный строитель 470 отдельного строительного батальона 65 управления военно-полевого строительства 20 управления оборонительного строительства резерва главного командования. Родился в д. Луис Марентальского кантона Немцев Поволжья АССР (ныне Самарская область). Призван в РККА в 1941 г. Завидовским РВК Калининской области. До войны проживал в пос. Завидово Калининской (ныне Тверской) области. У Семена Николаевича осталась вдова - Тере Виктория Альфонцевна. Скончался от болезни в марте 1942 г. на ж/д станции Овинищи, где строители 470 ОСБ работали на строительстве военного аэродрома. Там же и похоронен.

    По базе данных: (в.ч. п\п 52541) его батальон в период с февраля по июнь 1942 г. находился на ж/д станции Овинище, где участвовал в строительстве военного аэродрома.

    ОтветитьУдалить
  2. Ответы
    1. Елена Сенькина22 ноября 2014 г., 5:50

      Татьяна Николаевна, теперь можно посмотреть информацию на сайте ПОБЕДА1945
      Александр Ушаков оформил карточку фронтовика - Тере Семена Николаевича.
      http://www.pobeda1945.su/frontovik/51595

      Удалить