понедельник, 14 мая 2012 г.

Крещение Родиной


Представляем Вашему вниманию статью нашего земляка Вячеслава Михайловича ВОРОБЬЕВА, профессора Государственной академии славянской культуры,  опубликованную в газете "Тверская жизнь» 30 августа 2011 года.

"Выставка московских художников-передвижников в Петербурге в 1899 году стала потрясением для студента-юриста Ивана Билибина. Он буквально застыл возле картины Виктора Васнецова «Богатыри», пораженный мощью всадников — защитников Родины и ширью ландшафта. 
Он только что вернулся из Мюнхена, где учился в мастерской художника А. Ашбе, постигая классическую живописную школу европейских мастеров. И вдруг — седая Русь, крещение Родиной, пока что на уровне ощущений, а не глубинного постижения.
      Иван Яковлевич воскликнул, не отрывая глаз от монументального полотна: «Ах, если бы теперь я мог увидеть где-нибудь в России такие пейзажи и таких людей! Но это невозможно». На что его юный друг и однокашник по юридическому факультету Петербургского университета Павел Гронский сказал с улыбкой: «Иван, приезжай в мое имение под Весьегонск. Там за тысячу лет, со времен Ильи Муромца, ничего не изменилось. Будешь писать прямо с натуры».
   Тем же летом Билибин, все еще находящийся под впечатлением от васнецовского шедевра, приехал в имение Ёгны, принадлежавшее Гронским. В то лето здесь, в весьегонской глубинке, родилась русская детская книжная иллюстрация. Иван Яковлевич создал рисунки к своей первой книге «Сказка об  Иване-царевиче, Жар-птице и о Сером волке». 
С раннего утра до позднего вечера бродил он по окрестностям, любовался на речки, леса и холмы, заходил в избы, слушал песни и сказки, рисовал портреты крестьян, их одежду, утварь, посуду, постройки… Впоследствии почти все эти зарисовки Билибин использовал при оформлении изданий русских народных сказок из сборника Афанасьева и сказок Пушкина, в создании театральных декораций и костюмов.
     Иван Яковлевич из года в год ездил в Ёгны, и его творческая коллекция росла и росла. Часть этих работ хранится в Третьяковской галерее. В межреволюционное лето 1917 года Билибин гостил у своих друзей дворян Калитеевских в соседнем имении Попово, создал там занавес для театральных постановок в Любегощинской земской школе. А до этого, в 1905—1909 годах, он жил с семьей на станции Валдайка (село Лыкошино) в нынешнем Бологовском районе. Еще один нераскрытый сюжет в творческой биографии выдающегося художника.
А в 1899 году Билибин вернулся из Ёгон в Петербург окрыленный, понимая умом и сердцем, что совершил художественное открытие, разработал совершенно оригинальный стиль, который можно использовать и в иллюстрации, и в декоративном искусстве, и при оформлении театральных постановок: драмы, оперы и балета. Иван Яковлевич не ошибся: все, кому он показывал листы с иллюстрациями к «Ивану-царевичу», просто немели от восторга. Но в России тогда практически не было издательства, которому было бы по силам выполнить цветное издание на высочайшем уровне.
И вдруг тетушка вспомнила, что их родственник возглавляет Экспедицию заготовления государственных бумаг, печатающую банковские ассигнации и ценные бумаги (теперешний Гознак), и посоветовала племяннику показать ему свои рисунки. Иван Яковлевич отнекивался, не верил в успех предприятия, но, все же, пошел в эту секретную государственную организацию, печатающую деньги. Результат был ошеломляющим: посмотреть на его иллюстрации к любимой сказке пришли и начальники, и художники, и печатники, в один голос восхищаясь увиденным. В виде исключения было решено разместить заказ именно здесь. Трехтысячный тираж тоненькой большеформатной книжки «Сказка об Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером волке» с полноцветными иллюстрациями Ивана Билибина вышел той же осенью, за несколько дней исчез с прилавков, а 23-летний художник в одночасье стал классиком книжной иллюстрации. Тираж пришлось повторять, но и второе издание буквально растворилось в пространстве. Экспедиция заготовления государственных бумаг оговорила монопольное право на издание книг с иллюстрациями Билибина и в последующие три года выпустила еще шесть книжечек русских народных сказок в его оформлении: «Василиса Прекрасная», «Царевна-Лягушка», «Перышко Финиста Ясна-Сокола», «Марья Моревна», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Белая уточка».
Затем в том же издательстве вышли «Сказка о Царе Салтане» (1905) и «Сказка о Золотом Петушке» (1910) А.С.Пушкина с иллюстрациями Билибина. В это время его творчество питала весьегонская земля, и отсюда пришли ко многим поколениям детей пейзажи, костюмы, крестьянские избы, внешний облик, лица и характеры сказочных персонажей.
   Добавим, что Иван Яковлевич  сотрудничал с экспедицией и по ее официальным заказам. Именно его рисунок Императорского Орла был утвержден в качестве официального символа российской державности на гербе нашего государства. Адекватное воспроизведение билибинского оригинала показывает, что орел скорее сказочный, нежели хищный.Другое дело, что  при постоянном копировании и домысливании он теперь похож иногда на ципленка табака. Но Билибин тут ни при чем.
Иван Яковлевич происходил из старинного дворянского рода, давшего несколько имен военных и государственных деятелей. Он родился под Петербургом в семье военно-морского врача 16 августа 1876 года. На старших курсах столичного юрфака и после его окончания Билибин несколько лет занимался в школе-мастерской княгини Тенишевой под непосредственным руководством Ильи Ефимовича Репина.
В 1902—1904 годах он глубоко знакомится с русским Севером, посетив по заданиям этнографического отдела Русского музея Вологодскую, Олонецкую и Архангельскую губернии. Вкупе с весьегонскими впечатлениями это отразилось в дальнейшем формировании и оттачивании им своего стиля в живописи.
        Что же такое билибинский стиль? Начиная работу над рисунком, Билибин набрасывал эскиз будущей композиции. Черные орнаментальные линии разделяют цвета, выполненные акварельными красками. Стиль во многом основан на мотивах народных вышивок, лубка, резьбы по дереву, древнерусской миниатюры. Рисунки пышно обрамлены орнаментом в тех же сказочных мотивах, он как бы продолжает и дополняет сюжет и его восприятие. К этому же стилю относится постановка в Москве в 1909 году оформленной Билибиным оперы «Золотой Петушок». Было немало и других постановок, где костюмы и декорации проникнуты духом сказки или мистерии. Сам мастер причислял себя к «художникам-националистам».
         После Октябрьского переворота 1917 года Билибин оказывается в Крыму, затем эмигрирует в Египет, а с 1925 года обосновывается в Париже. Возобновляется дружба с Павлом Гронским, в один день их принимают в русскую масонскую ложу «Северная Звезда». Его художественный талант очень востребован в этот период: Билибин создал блистательные декорации к постановкам русских опер в Париже, Брно, Праге, балета Стравинского «Жар-птица» в Буэнос-Айресе.
      Наконец, следует последний крутой поворот в судьбе мастера: он участвует в оформлении советского посольства в Париже (монументальное панно «Микула Селянинович») и тогда же, в 1936 году, возвращается на Родину. В Ленинграде он работает как иллюстратор и художник театра, преподает во Всероссийской академии художеств, защищает докторскую диссертацию, становится профессором.
     Иван Яковлевич Билибин умер от голода 7 февраля 1942 года, в первую блокадную зиму, и похоронен в братской могиле.

Сергей Эйзенштейн не успел привлечь его к работе над фильмом «Иван Грозный». Последней работой художника стала иллюстрация к былине «Дюк Степанович».
       Можно без преувеличения сказать, что в усадьбе Ёгны под Весьегонском и ее окрестностях Иван Билибин родился как русский художник, нашел себя и свой путь в искусстве. То же произошло через несколько лет в усадьбе Слепнево под соседним Бежецком с Анной Ахматовой, и Россия обрела выдающегося национального поэта."

Комментариев нет:

Отправить комментарий