четверг, 15 октября 2015 г.

Все оставляет свой след

Мой дорогой читатель!
Передо мной на столе папки старых документов. События местной истории 1930-1931 годов.
Накануне дня памяти жертв политических репрессий пусть рассказ мой станет просто напоминанием о тех давних, окаянных днях в жизни многих семей села Кесьма и окрестных деревень. История простых крестьянских семей, известная по записям в документах.
Деревня Алешино. 
Опись имущества гражданки Антошихиной Анны Васильевны. 3 июня1932 года. В описи на изъятие: корова, теленок, бык, овца с ягнятами, две телеги и тарантас, сарай, житница и гумно, часы настенные, комод и всякая мелкая утварь.
Село Кесьма. 
Опись имущества конфискованного у зажиточных граждан Кишкичева Константина Изосимовича, Кишкичева Василия Изосимовича и лишенца Александра Васильевича Круглова. Все имущество этих хозяев: гумно, риги, сараи, тарантасы, сеялки и веялки, домашний скот переданы колхозу «Красный труженик». Также в семьях этих изъяты семена ржи, ячменя, овса; конфисковано картофеля 11 пудов.
А вот еще в моих руках не менее интересный документ. Акт от 22 августа 1931 года. Инспектором Кесемского отдела УгРо отобраны (не изъяты или конфискованы, а именно отобраны!) у кулака села Кесьма Семенова Леонтия Васильевича: буфет, стол, полки, три венских стула (один из которых ломаный), четыре табуретки, фонарь «летучая мышь», чайник белый фарфоровый.
Вот еще живой документ кесемской истории от 16 марта 1931 года. Опись имущества с последующей распродажей кузнеца Волкова Николая Егоровича. На конфискацию: изба, двор, сарай, житница, рига, кузница, корова и лошадь. Шкаф чайный и сапоги, телега на железном ходу, самовар, чугуны, сельхозинвентарь, старое осеннее пальто (оценено в 7 рублей) и санки без оглобель.
Еще акт от 4 февраля 1931 года. Составлен при изъятии у Кишкичева Ивана Изосимовича. Изъято: девять штук венских старых стульев (частично ломаных и частично чиненых). Круглый стол и стол с двумя ящиками. Буфет, два «зергала».Все передано колхозу «Красный труженик».
Деревня Губачево. 
Игнашины. Глава большой семьи – Игнашин Василий Евсеевич. Сыновья, снохи, дочери, внуки. Все оказались репрессированы, даже дети, Александр 6 лет, Алексей 13лет, Мария 10 лет, Нина 2 лет, Николай 6 лет. А еще один Николай, рождения 1939 года репрессирован до своего рождения. И взрослые: Матвей Семенович, Николай Федорович /1939г.р/,Федор Матвеевич /1914 г.р./, Александр Матвеевич /1925г.р./, Алексей Матвеевич /1918г. р./, Игнашина Аграфена Веденееевна, Игнашина Александра Васильевна, Игнашина Александра Ивановна, Игнашина Лидия Матвеевна, Игнашина Мария Матвеевна /1921г.р/. Игнашина Нина Матвеевна /1929г.р./
Игнашин Николай Алексеевич 1925 года рождения, репрессированный из деревни Губачево, был призван на фронт Пестовским райвоенкоматом Новгородской области и пропал без вести.
В 1929 году на пленуме актива Кесемского сельсовета прозвучали слова: «Выселить Игнашиных за пределы Весьегонского района». Огромная семья с детьми оказалась сначала в списке лишенцев, единоличников. Примечательно, что твердое задание, доведенное до семьи по сдаче (контрактации) молока, овса и льна Игнашины выполняли. Ни в каких должниках не были. Выполнено и задание на развитие индустриализации в стране, по подписке на заем «Пятилетка в четыре года».
Раскулачивание, а скорее акция устрашения, были предприняты к этой семье. Читаю документы и наблюдаю элементарный произвол. Ни уголовного дела , ни приговора суда. Сельские активисты и один понятой.
Акт от 18 апреля 1931 года. Опись имущества, изъятого у Игнашина Василия Евсеевича. Читаю огромный, на 5 листах, список. Среди конфискованного: две избы под одной крышей, сруб пятистенок. Конюшня, два сарая, житница, рига, гумно, водогрейка, погреб, хлев и двор, веялка и несколько телег. Домашний скот: лошадь, корова, два теленка, две овцы, три ягненка. Далее домашний скарб: комоды, сундуки с вещами (6 сундуков), горшки, тарелки, стулья и шкафы, самовар и лоскутья тканей, чугуны и ведра, топоры и пилы, прялка-самопряха. Большое количество мелкого домашнего и дворового инвентаря. А далее идет перечисление изъятых продуктов, среди которых: зерно, картофель, лук, боб, горох. Читая документы, обращаю внимание, что имущество Игнашиных не выставлено на торги, что еще раз подтверждает отсутствие долгов. Но в списке изъятого стоят пометки «передано в колхоз «Верный путь», деревня Алешино. Большая часть имущества послужила началом имущественного капитала колхоза «Новая жизнь».
Репрессированные и высланные за пределы района Игнашины реабилитированы 29 марта 1996 года.
Помимо Игнашиных в Губачеве репрессировали и Репниковых. Среди документов заявление Репникова Ф. о сложении с него категории лишенца и просьба о разрешении пользоваться мануфактурной лавкой.
В деревне Сапелово подвергли конфискации имущество Скорохватовой Прасковьи Павловны. Поводом к репрессиям Скорохватовых, как записано, послужило принятие ответных мер на кулацкие выпады и высказывания Скорохватова Е.С. Правда, конфисковать-то там было нечего. В описи стол, самовар, табуретки. Переданы в Кесемскую школу. 
Деревня Можаево /Можайка/. Конфискация имущества у Елкиной Ксении Павловны. Под конфискацию попадали три сарая, житница, рига, но пока конфискация шла в соседних деревнях, она быстро все распродала, закрыла свою большую избу. /Как повествуют документы, изба – две под одной крышей/. Уехала Аксинья Павловна куда глаза глядят. Но в ее отсутствие конфисковали сено из сараев и наложили на избу арест. Что было дальше, документы пока умалчивают.
Не менее интересны решения актива Кесемского сельсовета о ликвидации неграмотности. Но не путем освобождения учителей Соболевых и Митрофановых от участия в агитационных акциях по всевозможным вопросам для выполнения своих прямых обязанностей -увы, учителя агитируют - а учить в радиусе трех верст от села Кесьма неграмотных женщин приказано медицинским работникам. В выписке из протокола собрания о ликвидации неграмотности, читаем, что необходимо принять участие в ликвидации неграмотности в 4 селениях в радиусе трех верст от больницы. Около 30 неграмотных. Поручить выполнение коллективу Кесемской народной больницы. Ответ руководителя больницы: «Выполнить данное решение коллектив не в состоянии. Причина:
1. Медицинская работа не может быть уложена в определенные сроки.
2. Штат больницы работает с перегрузкой все время.
3. В данное время идет ударная работа по обследованию школ.
4. Организация на селе и в деревнях кружков первой помощи.
5. Проведение в селениях профилактических мероприятий. 
А поскольку работа по ликвидации неграмотности должна быть поставлена в высшей степени, так как год ударный, то медицинские работники данное задание выполнить не в состоянии, а взяться работать и отлично не закончить дело - это преступление. Профсоюзный уполномоченный больницы Кукушкина. И хотя возражение преподнесено более чем в тактичной форме, репрессии не заставили долго ждать. «Актив сельсовета считает, что необходимо принять меры к медицинским работникам за нетребовательность в проведении политических кампаний, неучастие некоторых работников помимо своей работы в общественной жизни села». Была собрана комиссия из женщин активисток, беднячек села Кесьма, о проверке работы больницы. Увы, отчета о неправомерных или не профессиональных действиях медиков в документах нет.
Коснулись неприятности и местного священника Ивана Александровича Соболева. Церковная земля от села Кесьма по дороге на Можаево передана приемом отчуждения  батракам и беднякам, во владении которых пахотные земли заросли бурьяном. 
В 1931 году принято решение белокаменную церковь Рождества Пресвятой Богородицы отобрать у церкви под зерновой склад. По причине этого записали в подкулачники и зажиточные членов церковного актива, и всех служители церкви, хотя церковь пока не тронули.
Вот передо мной заявление в сельсовет от жителя села Кесьма Михаила Андреевича Ширяева. Временно исполняющий обязанности дьячка, он пел в церкви на клиросе. В доходы хозяйства присоединен доход церкви. Все в хозяйстве конфисковали. Выслали в Сибирь. По дороге в ссылку вернули домой, но записали в лишенцы. Хотя хозяйство его всегда было малодоходное. До мобилизации на Первую Мировую войну служил работником в усадьбах Кесьма, Пашково, Никольское. 
В зажиточные с обложением высокими налогами записали в селе Степина Макара Ивановича, Пронина Ивана Ивановича. 
Вот только один год жизни села. Знакомые всем фамилии. Наши улицы и деревни. Наша история.

Список литературы
  1. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.8, е.х. 5. Протоколы пленумов Кесемского сельсовета за 1931 г.
  2. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.8, е.х. 6. Протоколы общих собраний граждан селений Кесемского сельсовета за 1932 г.
  3. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 4. Протоколы общих собраний граждан селений Кесемского сельсовета за 1930 г.
  4. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 3. Протоколы президиума Кесемского сельсовета за 1930 г.
  5. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 2. Протоколы пленумов Кесемского сельсовета за 1930 г.
  6. Архив Весьегонского р-на. Ф.15, оп.1, е.х. 7. Материалы сельского суда по Кесемскому сельсовету. 1930 - 1932 г.г.
  7. Книга памяти жертв политических репрессий Калининской области. Мартиролог 1937–1938. Т.1 - Тверь: Альба, 2000.
  8. Книга Памяти жертв политических репрессий Калининской области. Т. 2 – Тверь: Альба Плюс, 2001.

Елена Селифонова, библиотекарь 
Кесемской библиотеки

Комментариев нет:

Отправить комментарий